Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Убиение Андрея Киевского. Дело Бейлиса – «смотр сил»

Послесловие издательства


Дело Бейлиса – «смотр сил»

Главный "научный корифей" по делу Бейлиса, признанный таковым и в СССР, и на Западе, А. Тагер в своем "классическом" труде писал:

«Ни одно из последних царствований, по-видимому, не знало такого обилия попыток к возбуждению ритуальных дел, как царствование Николая II... Они все объективно являются как бы исторической репетицией, исторической пробой сил [курсив наш. – М.Н.] перед развернутым действием Киевского процесса. Владимiрское дело (1897 г.), Виленское дело (1901-1902 г.), Дубоссарское дело (1903 г.), Смоленское дело (1910 г.) и дело Ханы Спектор (1911 г.) являются предвестниками дела Бейлиса. Фастовское, витебское и тайгинское дело являются последними остатками "ритуальных" гроз»[1].

В этом перечне Тагером упомянуты не все (предположительно ритуальные) убийства времен последнего русского царствования, не все из них, возможно, были таковыми, но на этом фоне мы видим, что имеем дело с неслучайным явлением и что убийство Андрюши Ющинского не было чем-то из ряда вон выходящим. Однако это дело – названное другим именем: "делом Бейлиса" – согласно сценарию враждебных России сил приобрело мiровой резонанс и стало неким водоразделом противоборствовавших исторических сил накануне революции 1917 года.

К внутрироссийским причинам этого можно отнести тот факт, что впервые после "мракобесных процессов темного прошлого" в современной мiровой практике открытого и гласного, состязательного судопроизводства был вновь поставлен вопрос о еврейских ритуальных убийствах. Это даже не было намерением русского суда, он к этому совсем не стремился, ибо такого рода преступления не предусматривались в российском уголовном законодательстве. Этот факт возник прежде всего из самих наглядных признаков ритуальности, при столь важных свидетелях и уликах, что мiровое еврейство восприняло его как большую угрозу для себя – угрозу судебного разоблачения этой кровавой особенности талмудического иудаизма: «Обвиняют не Бейлиса, а весь еврейский народ» – звучало и на процессе, и в печати.

1. Неопровержимые улики

Напомним прямые и важные косвенные улики обвинения, установленные следствием и подтвержденные в Стенографическом отчете дела Бейлиса (Киев, 1913).

– Свидетельство детей – Жени, Вали и Людмилы Чеберяковых о том, что во время их игры на еврейском кирпичном заводе Бейлис вместе с двумя другими евреями (в частности, был опознан живший у Бейлиса Ф. Шнеерсон из знаменитой династии хасидских цадиков) схватил и утащил Андрюшу – и согласно медэкспертизе именно в это время мальчик был лишен жизни утром 12 марта 1911 г.

– Необычный характер ранений (13 уколов на виске – зачем?) и раны на теле, нанесенные не через рубаху, а в голое тело, установленный медэкспертизой перерыв в истязаниях с целью почти полного обезкровливания тела; необычно и большое общее число ран (47), ненужное при обычном убийстве, и то, что тело жертвы не было скрыто преступниками, а брошено непогребенным в пещере как бы напоказ (что типично для еврейских ритуальных убийств).

– Записка Бейлиса жене, переданная через освободившегося сокамерника Казаченко с обещанием вознаграждения за отравление важных свидетелей – "Лягушки" и "Фонарщика", могущих подтвердить показания детей о похищении Андрюши.

– Приставшие к одежде убитого кусочки пропитанной кровью глины, схожей по составу с глиной вблизи сгоревшего позже помещения на еврейском кирпичном заводе, где, по всей вероятности, и было совершено преступление.

– Пребывание на еврейском заводе в день убийства двух приехавших из-за границы иудеев, носивших религиозные облачения, после убийства они сразу же покинули Россию; за несколько дней до убийства на этом заводе была совершена закладка тайной хасидской синагоги; все это происходило незадолго до праздника Песах (1 апреля), с которым связаны многие ранее безспорно доказанные случаи еврейских (чаще всего хасидских) ритуальных убийств.

Именно в связи с такой чрезвычайной прозрачностью дела еврейской общиной на деньги сахарозаводчика-миллионера Бродского был создан "Комитет защиты Бейлиса" (см. примечание на с. 57–59 данной книги), деятельность которого также дала множество косвенных улик. Ведь если бы Бейлис был невиновен, то зачем были нужны:

– насаждение ложных версий журналистами еврейских газет при солидарном лжесвидетельском участии множества членов еврейской общины (версия 1 – обвинили цыган, 2 – родителей Андрюши и родственников, 3 – соседей Веры Чеберяковой, 4 – Чеберякову и "ее воровскую шайку") – все эти версии были опровергнуты на суде как несостоятельные;

– нелегальная шпионская добыча "Комитетом" информации о ходе следствия: от машинисток получали копировальную бумагу протоколов допросов (признано в воспоминаниях члена "Комитета" Маховера[2]), от следователя по особо важным делам Фененко незаконно получал информацию защитник Григорович-Барский (признано в воспоминаниях члена "Комитета" адвоката Грузенберга[3]). Причем эту информацию пересылали в заграничные центры, например, председателю "Американского еврейского комитета" Л. Маршаллу (в книге Л. Кациса опубликовано письмо Маршалла раввину Л. Гинзбергу о подготовленной прокурором экспертизе Пранайтиса: «я получил строго конфиденциально в качественной копии [полный текст экспертизы]... Основной упор делается... на отрывки из Талмуда, Маймонида, Зогара и различных каббалистических и хасидских текстов... Если Вы можете... прислать текст такого ответа, который мог бы впечатлить сомневающегося читателя, написанный в популярном стиле... Вы, естественно, понимаете важность этого немедленного и срочного действия»[4]);

– подкуп евреями первоначально руководивших розыском полицейских офицеров Мищука и Красовского (он установил улики против Бейлиса, но не стал их использовать для изобличения преступника), чья преступная работа на еврейскую сторону была доказана, они были уволены и отданы под суд (Мищук скрылся);

– попытка фактического руководителя "Комитета защиты Бейлиса" адвоката А.Д. Марголина «путем подкупа склонить Веру Чеберякову принять вину в убийстве Ющинского на себя» за огромную сумму в 40 000 рублей;

– доказанное использование еврейской стороной внедренных в воровскую шайку провокаторов Махалина и Караева с целью добыть "признание" воров в этом убийстве;

– запугивание еврейской стороной свидетелей, например, "Фонарщика" («мне жизнь милее...» – так он объяснил на суде свое уклонение от дачи показаний против Бейлиса);

– уничтожение улик на еврейском заводе: сооружение нового забора (через дыру в котором был вынесен труп), пожар (накануне предстоявшего обыска) в постройке, где, судя по всему, было совершено убийство;

– внезапная болезнь всех главных свидетелей – детей Чеберяковых, смерть Жени и Вали (Людмиле едва удалось выжить), поевших пирожных, принесенных Красовским в отсутствие родителей сразу после ареста Бейлиса;

– исчезновение важных свидетелей Казаченко и Пухальского, через которых Бейлис передавал жене просьбу об отравлении свидетелей: "Лягушки" и "Фонарщика";

– умышленно лживое освещение следствия и суда господствовавшей еврейской прессой, извращавшей факты и выступления участников процесса в духе "невиновности" Бейлиса и "антисемитской инсценировки" всего дела;

– издание и безплатное распространение литературы, отрицающей ритуальные убийства, травля экспертов обвинения, угрозы им и сотрудникам правоохранительных органов, протесты против суда над Бейлисом с тысячами подписей видных деятелей, демонстрации, студенческие бойкоты;

– давление "международной общественности": выпуск за границей открыток, бронзовых медалей с изображением Бейлиса; коллективные протесты зарубежных ученых, дипломатические демарши российским властям, расторжение российско-американского торгового договора под давлением "Американского еврейского комитета" и многое другое;

– последующее насаждение лживой интерпретации обстоятельств дела и результатов процесса Бейлиса в научной и справочной литературе, повсеместное хищение из библиотек литературы, правдиво освещающей эту тему;

– физическое уничтожение евреями в 1918–1919 гг. всех целенаправленно захваченных свидетелей по делу, сотрудников суда и прокуратуры, полицейских чинов, министров юстиции и внутренних дел.

Все эти факты также являются разоблачениями некоей могущественной силы, стремившейся любыми способами во что бы то ни стало выгородить обвиняемого и скрыть правду. Все это в совокупности можно тоже считать косвенным доказательством ритуального убийства, ибо для защиты простого еврейского приказчика не стали бы организовывать истерическую всемiрную кампанию и приглашать самых дорогостоящих знаменитых адвокатов.

2. "Комитет защиты Бейлиса" требует "ритуального" обвинения

"Комитет защиты Бейлиса" пригласил О. Грузенберга в качестве главного защитника Бейлиса именно по той причине, что «у него был специфический опыт, так как Грузенберг имел отношение к знаменитому делу еврея Блондеса, обвиненного в убийстве христианской девочки для получения крови в ритуальных целях»[5], – вспоминал Марголин. Блондес, несмотря на наличие улик и свидетелей, был в конце концов оправдан благодаря усилиям Грузенберга, поэтому его приглашение на Киевский процесс «явилось признанием его заслуг в делах такого рода»[6].

Марголин при этом подчеркнул, что «в соответствии с установившимся прецедентом в предыдущих ритуальных процессах, в первом обвинительном акте [в начале 1912 года] ничего не говорилось о ритуальном характере убийства Ющинского. Бейлис был обвинен в жестоких пытках и убийстве в целях извлечения крови... вместе с двумя неустановленными личностями» [7].

Но этот вопрос о "ритуале" совершенно очевидно читался между строк хотя бы по характеру ран на теле жертвы, по установленному способу медленного убийства с перерывом для источения крови (в теле ее не оказалось) и по времени убийства – накануне еврейской "пасхи". И первым естественным побуждением еврейских лидеров было – замолчать, гордо игнорировать все эти факты и подозрения как очередную попытку "возрождения мракобесия".

Так, активный деятель сионистского движения В. Жаботинский, сразу же после ареста Бейлиса, демонстративно заявил в статье "Вместо апологии" (1911), что оправдания евреев в невиновности в таких делах безсмысленны:

«Их [еврейских защитников] доводы так же однообразны, как обвинения противной стороны. Одно и то же из века в век. Сначала доказывается, что еврейская вера воспрещает употребление крови: затем идет доказательство, что самые знаменитые ритуальные процессы всегда кончались торжеством истины, оправданием невиновных и посрамлением клеветников. И толпа этих доводов не слушает... На перечень оправдательных приговоров отвечают: жиды подкупили суд*. На перечень текстов, запрещающих употребление крови, отвечают: значит, есть еще один текст, который разрешает, и его-то вы нам не хотите процитировать...

Вот уже несколько лет, как евреи в России плотно сидят на скамье подсудимых. Это не их вина. Но вот что безспорно их вина: они себя держат, как подсудимые. Мы все время и во все горло оправдываемся... Доколе? Скажите, друзья мои, неужели вам эта канитель еще не надоела? И не время ли, в ответ на все эти и на все будущие обвинения... просто скрестить руки на груди и громко, отчетливо, холодно и спокойно, в качестве единственного аргумента, который понятен и доступен этой публике, заявить: убирайтесь вы все к черту? Кто мы такие, чтобы пред ними оправдываться, кто они такие, чтобы нас допрашивать?..

Нас не любят не потому, что на нас возведены всяческие обвинения: на нас взводят обвинения потому, что не любят... Нравимся  мы или не нравимся, это нам в конце концов безразлично. Ритуального убийства у нас нет и никогда не было; но если они хотят непременно верить, что "есть такая секта" – пожалуйста, пусть верят сколько влезет. Какое нам дело, с какой стати нам стесняться?.. Ибо особа народа царственна, не подлежит ответственности и не обязана оправдываться... Никому мы не обязаны отчетом, ни перед кем не держим экзамена, и никто не дорос звать нас к ответу. Раньше их мы пришли и позже уйдем. Мы такие, как есть, для себя хороши, иными не будем и быть не хотим»[8] (курсив наш. – М.Н.).

Дух "Шулхан аруха" в этом заявлении очевиден: мы "царственный народ", а вы "гои", не вам нас судить. Отметим также, что Жаботинский, при столь очевидных уликах против Бейлиса, похоже, не исключал признания его виновным и в той же статье "стелил соломку", намекая, с одной стороны, что ритуальное убийство можно виртуозно подделать, «не так трудно теперь найти и еврейчика-лжесвидетеля», и с другой стороны – что нельзя обвинять всех евреев за преступление некоего «сумасшедшего»: «требуем признать за нами право иметь своих мерзавцев, точно так же, как имеют их и другие народы».

По мнению Л. Кациса, современного еврейского специалиста по делу Бейлиса, «Жаботинскому было ясно, что дело Бейлиса – это всерьез и надолго», поэтому в его суждении «чувствуется следующая логика: если самим евреям занять позицию оправдывающихся... то, помимо признания того, что евреям есть от чего защищаться, они как бы тем самым признают реальность, а не мифологичность обвинения»[9]. То есть Жаботинский призвал евреев поступить по обыкновению: сделать вид, что ничего особенно не произошло – мол, мы имеем дело с рецидивом все того же хорошо известного по прошлым временам "антисемитского мракобесия" и "кровавого навета".

Следует еще раз отметить, что современные суды как в европейских странах, так и в России не стремились подчеркивать ритуальный характер подобных убийств (чтобы "не возбуждать народ к погромам" и т.п.). Однако Грузенберг полагал, что на этот раз по совокупности всех данных следствия дело значительно опаснее. Что обычная логика пассивного гордого молчания, предлагаемая Жаботинским, – инерция прежнего "безсилия" евреев перед средневековыми "мракобесными мифами" – в данном случае не может принести ничего, кроме вреда, – слишком уж очевидны признаки ритуального убийства, которые не удастся обойти молчанием. Даже если лично Бейлиса удастся выцарапать – "миф"-то останется; поэтому надо нанести удар по самому "мифу", – так описывает Кацис логику Грузенберга.

Поэтому Грузенберг решил, что современное состязательное судопроизводство, основанное на презумпции невиновности обвиняемого и строго регламентирующее формальную сторону доказательств, дает возможность еврейству, при его нарастающей финансовой, политической и информационной силе, предпринять встречную атаку: потребовать от прокурора предоставления убедительных для присяжных («непрофессиональных судей») богословских доказательств именно религиозного ритуального убийства. По словам Кациса, в этом Грузенберг видел «практически единственный шанс – заставить обвинение позитивно доказывать то, что этим способом принципиально недоказуемо»[10], учитывая также некомпетентность присяжных.

И поскольку «доказывать в современном суде виновность подсудимого мистическим путем было явно затруднительно»[11], – то этим будет наконец-то убедительно разрушен и весь христианский "кровавый навет" на основе современных норм судопроизводства. Независимо от того, какие улики имеются лично против Бейлиса, – его в таком случае уже не смогут обвинить в главном мотиве убийства, ритуальном, и вся логика доказательств прокурора рухнет, а тем самым и ритуальное значение процесса для еврейства. Кроме того, добавим, процесс по "мракобесному" обвинению еврея именно в ритуальном убийстве должен был сплотить на его защиту евреев во всем міре и направить против "антисемитской России" возмущение всего "прогрессивного человечества". То есть Грузенберг сознательно шел на конфронтацию, по сути провоцируя  войну еврейства с Россией, что мы отметим в конце данного послесловия.

И вот в феврале 1912 г. (после того как в первом, январском, варианте обвинительного заключения против Бейлиса вопрос о ритуальном убийстве не был затронут) именно опытный в крючкотворстве Грузенберг (совместно с Марголиным) «обратился к властям с тем, чтобы вызвать религиозных экспертов в лице самых знаменитых российских ученых, желая доказать тот факт, что еврейская религия запрещает применение крови во всех случаях». Сначала Грузенбергу Судебной палатой «было отказано в вызове экспертов. В качестве причины отказа следствие отметило, что в обвинительном акте ничего не говорится о каком-либо ритуальном характере убийства»[12]. Грузенберг безуспешно подавал такое прошение дважды. Но на этом же настоял и Шмаков, представитель гражданской истицы (матери Андрюши); сначала и ему отказали, но на этапе доследования дела суд и прокурорский надзор были вынуждены принять к рассмотрению это требование обеих сторон.

Тем самым, не кто иной, как Грузенберг, далекий от понимания религиозной сути дела и потребовавший вынесения на суд именно ее, придал Киевскому процессу столь важное "ритуальное" значение. Впервые в міре в современном судопроизводстве, на высоком экспертном уровне, началось рассмотрение вопроса о наличии ритуальных убийств в талмудическо-каббалистическом иудаизме. Правда, поскольку российское законодательство не предусматривало такой характеристики преступления, как "ритуальное убийство", то обсуждать этот вопрос на суде применительно к Бейлису предстояло «лишь с точки зрения улик против Бейлиса» [13] (обоснования его мотивов причастности к убийству), – этим сразу же постарался ограничить рамки обсуждения адвокат Карабчевский. Тем не менее вопрос был поставлен.

На суде Грузенберг, разумеется, «стремится не допустить безмерно широкого обсуждения проблемы ритуальных убийств вообще»[14], отмечает Кацис. А в случае неудачи Грузенберг рассчитывал на то, что обвинительное решение нетрудно будет обжаловать в кассационной инстанции как незаконное именно потому, что законодательство не предусматривает формулировки "ритуального" обвинения.

3. "Ритуальный" итог Киевского процесса и его искажение еврейством

Однако как человек неправославный и самонадеянный, Грузенберг изначально недооценил всю степень опасности своей затеи. Исход дуэли религиозных экспертов оказался не в пользу еврейства. (Это, между прочим, не такое уж редкое явление в еврейской "борьбе против антисемитизма", когда они в своих прагматических расчетах, точнее атаках и провокациях, получают обратный результат – именно в силу своей бездуховности.)

На суде стало очевидно, что религиозные эксперты со стороны защиты Бейлиса (Глаголев, Троицкий, Коковцов, Тихомиров, раввин Мазе) были не на уровне поставленной задачи. Они признали свое "незнание" многих важнейших фактов и публикаций[15] (Пикульского, Кузьмина, Греца, Гийома, книги "Зогар", содержания некоторых трактатов Талмуда), ритуальных аспектов Велижского и Саратовского дела, двух диспутов между раввинами-антиталмудистами и талмудистами в 1757 и 1759 гг., когда последние, по словам еврейского историка Г. Греца, «были признаны побежденными и уличенными… Им даже не удалось оправдаться от обвинений в употреблении христианской крови»[16].

Поэтому профессору Троицкому, отрицавшему существование ритуальных убийств в ортодоксальном иудаизме, не оставалось ничего иного, как признать возможность существования таких убийств у каких-то мистических сект «по побуждению религиозного изуверства», с чем он «знаком очень мало… Я не имел тех актов, исторических документов, которые по этому вопросу... существуют в очень большом количестве». При этом он признал: «Допускаю даже убийства с целью издеваться над религией христиан, – я это допускаю; я допускаю это хотя бы и относительно младенца Гавриила [Белостокского]»[17]).

И другой эксперт защиты, профессор-священник Глаголев, занял на предварительном следствии такую же позицию: «Если бы факты пролития крови евреями с ритуальными целями и бывали, то источником их было бы не упорядоченное официально известное учение, а злостное суеверие и изуверство отдельных лиц»[18].

Третий религиозный эксперт защиты профессор Тихомиров, перед лицом фактов – неопровержимых цитат из Талмуда – был вынужден признать относительно предписаний об употреблении христианской крови: «Действительно, в Талмуде такой разнообразный материал, что кто хочет найти что-нибудь, – все найдет»[19].

Даже раввин Мазе, проявляя странную логику, заявил в связи с этим о еврейских религиозных книгах: «За литературу он [еврейский народ] совершенно не отвечает и ответственность с себя снимает… это дело всякого человека, чтить их [книги] или не чтить»[20] – кто же в таком случае отвечает за явные человеконенавистнические законы иудаизма?

При таких заявлениях экспертов не оставалось ничего иного и защитнику Бейлиса Маклакову, как признать в конце процесса: «Может быть, и были изуверы, они могли быть везде, могли быть и у евреев»[21], – но это вынужденное признание осталось лишь беглой оговоркой: еврейская сторона упорно настаивала на невозможности ритуальных убийств и существования изуверов в еврействе как таковом.

В частности, в коллективном "Заявлении раввинов России" было подчеркнуто: «С возмущением и негодованием мы отвергаем обвинение в существовании среди евреев секты или отдельных лиц, употребляющих христианскую кровь для ритуальных целей. Еврейский закон во всем его объеме, неизменный и неделимый, не имеет разновидностей. В еврействе нет сект; еврейская религия не дает и не могла дать почвы для кровавого изуверства. Хасиды... не составляют секты. У хасидов, как и у миснагидов, действует один и тот же закон; для них обязательны одни и те же, до мельчайших подробностей, религиозные предписания и обряды»[22]. Один из еврейских публицистов, настаивая, что хасиды – не секта, заявил: «Мы поэтому имеем перед собой альтернативу: или все евреи от малого до великого, все еврейство как таковое повинно в употреблении христианской крови, или никто – tertium non datur»[23].

Из такого солидарного упорства еврейства следует лишь один вывод, как его сделал тогда Л.А. Тихомиров в статье "Суд и толпа в деле Бейлиса": «Ни один народ, ни одно вероисповедание не протестует против права и обязанности следствия перебирать все гипотезы о причинах преступления. Одни евреи и их приверженцы позволяют себе абсурдное требование не допускать самого предположения о ритуальности убийства. Неужели они не понимают, что этим только бросают подозрение на евреев же?»[24].

Однако и эксперты с русской стороны согласно нормам судопроизводства (председатель суда порою запрещал даже цитирование Евангелия) не могли углубиться в анализ духовного смысла подобных ритуальных убийств. Экспертам было разрешено трактовать этот вопрос «лишь с точки зрения улик против Бейлиса». Поэтому они ограничились описанием и толкованием (иногда, возможно, спорным) различных деталей самого ритуала, и, с нашей точки зрения, не дали должного объяснения самой причины и цели таких ритуальных убийств в масштабе православного понимания противоборства мiровых сил добра и зла. (Видимо, исходя из таких ограничений судопроизводства, отвергающих доказательства «мистическим путем», Грузенберг и решился поставить "недоказуемый", с его точки зрения, вопрос о религиозных ритуальных убийствах – ведь главный вопрос тут, разъясняющий суть дела: для чего они нужны евреям?)

Тем не менее показания и дискуссия религиозных экспертов, несмотря на некоторую разноголосицу, – сами по себе стали важным содержательным итогом процесса. И потерпев явную неудачу в своем замысле юридически опровергнуть "ритуал", именно Грузенберг в последний день суда вытащил свой "запасной парашют", пытаясь уже устранить слова о «побуждениях религиозного изуверства» из вопроса, поставленного перед присяжными:

«В оглашенный вопрос включена ссылка на изуверские побуждения подсудимого... [Однако] в марте 1906 года ... – [формулировка] изуверское убийство – было отменено законом... таким образом, сделанная ссылка в вопросе на изуверское побуждение теперь законом не предусмотрена... Сенат разъяснил, что... в вопросе о событии преступления необходимо избегать малейшего указания на субъективные признаки. Чем же другим, как не субъективным признаком, который имеет отношение к автору преступления, но не к преступному деянию, можно назвать ссылку на религиозные побуждения»[25]. В этом заявлении Грузенберга очевидно признание им провала всего его замысла.

Юридический итог процесса, то есть решение присяжных, был явно сокрушительным для еврейства и представлял собою ту самую «общественную опасность»[26], против которой предупреждал присяжных защитник Бейлиса Карабчевский. Потому-то еврейство и приложило затем все силы, чтобы истолковать оправдание Бейлиса именно как требуемое "судебное доказательство отсутствия ритуальных убийств у евреев". Это была главная цель еврейства, и не оставалось ничего иного, как, вопреки фактам, утверждать ее впоследствии нахрапом, явочным порядком в виде поднятия некоего знамени "невинного и оправданного Бейлиса", в надежде на силу еврейских СМИ, а затем и на монополию "ученых-историков" наподобие Тагера и Самюэля.

Поэтому вчитаемся еще раз в текст первого вопроса, который присяжные сочли доказанным, и выделим в нем те признаки судебно установленного еврейского ритуального убийства (даже если оно прямо не названо таковым), которые изначально всполошили еврейство и которые оно так и не смогло сделать небывшими или нейтрализовать своей заказной "религиозной экспертизой":

«Доказано ли, что 12-го марта 1911 года в Киеве, на Лукьяновке, по Верхне-Юрковской улице, в одном из помещений кирпичного завода, принадлежащего еврейской хирургической больнице и находящегося в заведывании купца Марка Ионова Зайцева, тринадцатилетнему мальчику Андрею Ющинскому при зажатом рте были нанесены колющим орудием на теменной, затылочной, височной областях, а также на шее раны, сопровождавшиеся поранениями мозговой вены, артерий левого виска, шейных вен, давшие вследствие этого обильное кровотечение, а затем, когда у Ющинского вытекла кровь в количестве до 5-ти стаканов, ему вновь были причинены таким же орудием раны в туловище, сопровождавшиеся поранениями легких, печени, правой почки, сердца, в область которого были направлены последние удары, каковые ранения в своей совокупности числом 47, вызвав мучительные страдания у Ющинского, повлекли за собой почти полное обезкровление тела и смерть его». – «Да, доказано»[27].

Второй вопрос гласил: «Если событие, описанное в первом вопросе, доказано, то виновен ли подсудимый... Бейлис, 39 лет, в том, что заранее задумав и согласившись с другими, не обнаруженными следствием лицами, из побуждений религиозного изуверства лишить жизни мальчика Андрея Ющинского..?» – «Нет, не виновен».

Другими словами, даже если вина лично Бейлиса не была доказана за недостатком улик (по сути на второй вопрос присяжные ответили: "не знаем", ибо их голоса разделились пополам – 6:6)[28]«обвинение против всего еврейства» было подтверждено, ибо кто еще мог совершить убийство с такими признаками в указанном месте?

И можно предположить, каков мог бы быть ответ на второй вопрос, если бы вместо выбора "да или нет" по всей сложной совокупности содержания вопроса присяжным была предложена более тонкая градация степени причастности Бейлиса к этому преступлению (соучаствовал, способствовал и т.п.) или возможность его совершения «другими, не обнаруженными следствием лицам из побуждений религиозного изуверства».

Напомним также в связи с этим разъяснение судьи перед совещанием присяжных: «Если вы признаете, что это убийство было совершено на заводе Зайцева, то вы должны будете обсудить и то положение, могло ли быть это убийство совершено без участия Бейлиса»[29], который к тому же, согласно показаниям детей, утащил Андрюшу в заводские постройки и именно в этот момент прервалась его жизнь. Похоже, это очевидное обстоятельство причастности Бейлиса при ответе на второй вопрос учтено не было.

Или наоборот: было? Ведь причину оправдания Бейлиса (как и отказа от показаний многих свидетелей) можно видеть в том огромном давлении, которому процесс подвергался со стороны печати (для журналистов в зале суда были устроены специальные "хоры"), "прогрессивной общественности" и "мірового мнения", о чем присяжным не раз напоминали защитники Бейлиса. На суде стало известно и о физических угрозах и действиях с еврейской стороны (избиение Шаховского), о планах отравления свидетелей (Шаховского и Наконечного), о скоропостижной смерти многих причастных к делу лиц, включая главных свидетелей (двоих детей Чеберяковых), об исчезновении других (Казаченко, Пухальский). Поступить по совести в такой атмосфере запугивания было не легко, учитывая возможность еврейской мести, – возможно, "страхом иудейским" и объяснялось решение присяжных. Возможно, у кого-то это сочеталось с добрым русским характером: не судите, да не судимы будете; примерно так же русский суд присяжных оправдал террористку Веру Засулич – как видим, либерально-демократическое нововведение суда присяжных, судящих "сердцем", не всегда обезпечивает установление истины…

В любом случае, несмотря на огромные денежные затраты, пропагандные и политические усилия международного еврейства, Киевский процесс доказал, что именно в хасидском гнезде с синагогой (этим были отвергнуты все прочие версии еврейской стороны о родственниках и ворах) после долгого и необычного для простого убийства вытачивания крови (что типично именно для еврейских ритуальных убийств) был замучен христианский мальчик Андрей Ющинский, готовивший себя в священники. А все обнаружившиеся в связи с этим процессом махинации еврейства с целью предотвратить осуждение Бейлиса лишь подтвердили, что это убийство воспринято еврейством как серьезное обвинение, относящееся к еврейству в целом. Понятно, почему Грузенберг, который столь «упорно заставлял суд обвинить евреев в ритуальном убийстве... в позднейших мемуарах категорически отказывался от своего поступка»[30].

В этой доказанности "ритуала" важное отличие Киевского процесса от проходившего незадолго до того процесса еврея Гюльзнера (1899) в австрийской Чехии. Суд в двух разных составах дважды приговаривал Гюльзнера к смерти за доказанное убийство, но без рассмотрения ритуальности (а во время революции евреи добились его помилования).

В этом также и отличие от Саратовского дела (1853–1860), где факты ритуального убийства евреями мальчиков также были безспорно установлены раскаявшимися свидетелями-участниками и вещественными доказательствами[31], преступники были осуждены на каторгу, но вопрос о ритуале был с помощью закулисных интриг хитро вынесен за скобки на усмотрение специального совещания и судом не рассматривался. На этом основании еврейская литература стала нагло утверждать, что обвинение евреев в ритуале было «ложью», что «объективные доказательства их причастности к убийству также не были обнаружены», а «лжесвидетелей приговорили к каторжным работам»[32]. И разумеется все это произошло – из-за "антисемитизма".

Этот прием повсеместно навязываемой наглой лжи при доказанных уликах, которая призвана сделать бывшее небывшим и обвинить в пресловутом "антисемитизме" тех, кто обличает еврейские преступления,  в еще более наглядном виде показан в приложении к данной книге "Дело Бейлиса в справочной и научной литературе". Не забудем при этом, что по талмудическим законам раскрытие преступления, совершенного евреем, становится "оскорблением бога", а потому нужно всеми силами не допустить этого.

Первым отреагировал все тот же Жаботинский установочной статьей "Первая половина вердикта" о том, как евреи должны относиться к первой части решения присяжных: «первая половина вердикта есть совершенно пустая страница, в которой нет ни единого намека на предрешение вопроса о том, кто убил и для чего убил, то есть о ритуале... Резюмирую двумя словами: провал полный, безпримерный, неслыханный со времен дела Веры Засулич»»[33]. В сущности это была инструкция сионистского лидера всем журналистам, будущим "исследователям" и авторам статей в энциклопедиях, – а что еще евреям оставалось делать? Не признавать же доказанность "ритуала".

Поэтому, несмотря на неопровержимые факты, евреи по сей день выдают юридически опровергнутую версию о "воровской шайке" за "истинную". А установленную судом истину об убийстве со всеми признаками ритуальности на еврейском заводе выдают за "инсценировку антисемитского царского правительства" – хотя даже Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства под председательством адвоката-масона[34] Н.К. Муравьева при всем своем старании (было допрошено 48 лиц) не смогла «получить серьезных результатов»[35], заказанных масонской властью.

Вопреки протоколам и выводам этой Комиссии, Тагер, использовавший ее материалы, сформулировал такое обвинение: «Дело Бейлиса... было направлено к тому, чтобы националистической погромной травлей, созданием отравленной антисемитизмом атмосферы задержать, разложить, парализовать нарастающее рабочее революционное движение, отвлечь в сторону все более обостряющиеся классовые противоречия... Все без исключения доказательства, выставленные властью в подтверждение обвинения Бейлиса и евреев вообще, были подложными... [курсив Тагера. – М.Н.]. Все это начинание имело за собою с начала и до конца поддержку и одобрение самого царя. Так союз воровской шайки, убившей Ющинского, с государственной прокуратурой и командовавшей организацией объединенного дворянства был возглавлен царской фигурой»[36]. Грузенберг позже прибавил к этому в своих воспоминаниях: «Не было ни одного человека в ближайшем окружении монарха, который не был бы убежден в невиновности Бейлиса, и тем не менее... можно без преувеличения сказать, что на деле Бейлиса монархический режим покончил моральным самоубийством»[37].

Для большей достоверности этой версии всех противоречивших ей свидетелей (включая Веру Чеберякову), министров, сотрудников суда, прокуратуры и полиции соплеменники Тагера (при непосредственном участии кассира "Комитета защиты Бейлиса", сотрудничавшего тогда с ЧК – М. Виленского) расстреляли еще в 1918–1919 годах.

Из трудов современных фальсификаторов выделим книгу Л. Кациса "Кровавый навет и русская мысль. Историко-теологическое исследование дела Бейлиса"[38]. Автор ее претендует «рассматривать эту проблематику так, как она видится сторонникам подобных обвинений – с сугубо православной точки зрения»[39]. Однако вместо того, чтобы для этого обратиться, с одной стороны, – к учению Церкви по еврейскому вопросу, и, с другой стороны, – к Талмуду и каббале, Кацис глубокомысленно выискивает малейшие следы своего "кровавонаветного мифогенеза" везде, где только можно – в остатках языческих обрядов на Балканах, у католиков, скопцов, хлыстов, монахов-исихастов. Евреи на этом фоне – всего лишь досадный и особенно несправедливый, ибо "научно опровергнутый", частный случай.

Если Кацис претендует на "теологическую" ученость (с вопиющими ошибками из-за явно непосильного замаха), то в более традиционном, нагло-жидовском стиле написано «блистательно осуществленное исследование» – книга "Растление ненавистью" С. Резника, «чей совестливый голос не мирится с ложью». Резник (главный ныне компилятор Тагера) называет Киевский процесс «провалом гнусной полицейской и судейской провокации». «Провалом», поскольку объявляет доказанными «подлинными убийцами» шайку воров (Латышева, Рудзинского, Сингаевского и В. Чеберяк) и утверждает, что Вера Чеберяк «даже находясь в тюрьме, сумела через кого-то отравить собственных детей, опасаясь, что они проболтаются… Ее прямое участие в убийстве Андрюши Ющинского… было полностью доказано». Резник даже "Житие преп. Евстратия", замученного жидами, называет «средневековым мифом»[40]. Непосильный замах есть и у Резника: он претендует на опровержение авторства В.И. Даля как "фальсификации", и это открытие для него ничем, кроме конфуза, закончиться не может[41].

Еще один "блистательный исследователь" бейлисиады М. Дейч, постоянный автор бульварного "Московского комсомольца", несет те же идеи в широкие массы: «Убийцами несчастного мальчика были завсегдатаи одного из киевских притонов – Петр Сингаевский, Борис Рудзинский и Иван Латышев. Сведения эти — из стенографического отчета о деле Бейлиса, который так настоятельно советует нам прочесть некто Назаров. Сам некто, понятное дело, такие отчеты не читает. Ему недосуг: и брошюрку вышеупомянутую ["Жить без страха иудейска!" – М.Н.] нужно было сочинить, и злосчастное "письмо 500", число подписантов которого с каждым появлением увеличивается на порядок... Человек он либо сильно невежественный, либо сильно подлый. Стенограмму процесса Бейлиса некто Назаров явно не читал – никаких доказательств "практикования евреями ритуальных убийств" в стенограмме нет. Именно поэтому присяжные оправдали подсудимого»[42].

Кто из нас «человек либо сильно невежественный, либо сильно подлый», кто «герой вонючего рынка, шулер и фальсификатор» – достаточно очевидно из публикуемого нами текста самого Стенографического отчета. Но это все – судебно-юридическая сторона.

4. О происхождении ритуальных убийств

Грузенберг хотел получить мистическо-богословские доказательства еврейских ритуальных убийств – предоставим ему их, точнее, – теперь уже его соплеменникам, которые с пеною у рта отстаивают судебно опровергнутые версии и утверждают, что «легенда об "употреблении христианской крови" – не что иное, как перенос на еврея собственных тайных вожделений антисемита»[43].

При этом они часто ссылаются на "православные авторитеты", которые постоянно подчеркивают, что на процессе Бейлиса Церковь не поддержала «мракобесных ритуальных наветов на еврейство», и вообще, как заявил заместитель главы Отдела внешних церковных связей прот. Всеволод Чаплин: «Все попытки в истории связать иудеев с ритуальными убийствами заканчивались ничем»[44]. Как мы помним, один из таких "авторитетов", о. Александр Мень, заявил даже о святых мучениках Гаврииле и Евстратии: «Я надеюсь, что эти святые будут деканонизированы»[45]. Этого, как и "антисемитской" чистки богослужебных книг, еврейство все настойчивее требует от руководства РПЦ: «РПЦ придется расстаться со значительной частью Священного предания, составляющего часть ее основы»[46] – такое требование прозвучало на международной конференции "Антисемитизм в России", устроенной 15.12.2004 "Московским бюро по правам человека" (то есть еврея).

"Очистить" же православное учение они требуют именно от той существенной его части о мiровом противостоянии сил добра и зла, которое важно для понимания и смысла истории, и сути еврейского вопроса, и смысла ритуальных убийств как наиболее сконцентрированного проявления этого вопроса.

Итак, первое из требуемых Грузенбергом богословских доказательств содержится в Евангелии – слова Христа об отвергнувших его иудеях: «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего... Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала» (Ин. 8:19,44). Лишенное благодатной богоизбранности еврейство («Се оставляется вам дом ваш пуст». – Мф. 23:38) логично становится объектом и домом сатанинской избранности, сатаноизбранным народом, ждущим «иного» мессию-мошиаха, который придет «во имя свое» (Ин. 5:43).

Именно этот глубокий богословский смысл, а вовсе не эмоциональные ругательства представляют собою высказывания святых отцев, называвших синагогу «жилищем демонов» (свт. Иоанн Златоуст), а иудеев – «видимыми бесами» (св. Кирилл Александрийский). Именно поэтому даже такой либеральный православный богословов ХХ века, как о. Сергий Булгаков, писал, что отвергнувшее Христа еврейство стало «лабораторией всяких духовных пороков, отравляющих мiр и в особенности христианское человечество»[47]. Философ А.Ф. Лосев даже при жидобольшевицкой власти (и отчасти именно поэтому – перед лицом очевидности) писал: «Историческим носителем духа сатаны является еврейство... Еврейство со всеми своими диалектическо-историческими последствиями есть сатанизм, оплот мiрового сатанизма... Израиль – принцип отпадения от христианства и оплот всей мiровой злобы против Христа»[48].

Таким образом, в основе враждебного отношения к евреям в христианской средневековой Европе (на Руси тогда евреев, к счастью, еще не было, хотя ересь жидовствующих вскоре отметилась своими кощунствами) лежало более или менее сознательное ощущение их сатаноизбранности, что, конечно, могло выражаться и в виде примитивных суеверий. Еврейские авторы, как правило, рассматривают эти суеверия в отрыве от их духовной первопричины[49], и получается, что не еврейская сатаноизбранность является причиной возникновения подобных суеверий, а наоборот: суеверия порождают отношение к евреям как к «детям сатаны». Почему возникло такое отношение именно к евреям и не возникло ни к одному из других народов – такого вопроса авторы подобных исследований не ставят.

Какое же место в самосознании, мiровоззрении и религиозной устремленности этого «оплота всей мiровой злобы против Христа» занимают ритуальные убийства?

Ритуальным можно считать убийство человека с целью не просто лишения его жизни (как при обычном убийстве), а с некоей мистической целью. Такие человеческие жертвоприношения известны с древнейших времен практически у всех дохристианских  народов, в том числе у спокойных славян и даже у высококультурных греков. Разумеется, и у евреев, что многократно упоминается в Ветхом Завете. Такие убийства чаще всего связывались с понятием жертвы, приносимой "высшим силам" для обретения их расположения. Причин этому было несколько.

Прежде всего надо отметить, что грехопадение первых людей и их изгнание из рая оставили в памяти человечества чувство вины, греховная жизнь усугубляла это чувство вины перед Богом, Которого (в разных представлениях, в том числе очень примитивных) они надеялись умилостивить различными ценными жертвами (дарами). В числе даров люди, видимо, приносили в жертву то, что ценили сами, и чем ценнее были жертвоприношения, тем больше было надежды обрести милость Божию. Отдавали не только часть плодов своего труда, но и чаще всего – домашних животных (скот тогда был главной ценностью). Жертвы приносили уже Авель и Каин – в виде благодарности Богу, и Бог принял жертву первого (первородных от скота), но отверг жертву второго, напомнив ему о необходимости борьбы с грехом (Быт. 4: 3–7). Благодарственное всесожжение жертв от чистых животных принес Богу праведный Ной за спасение от потопа, и Бог также принял ее (Быт. 8:20).

Жертвоприношения животных имели еще один важный смысл, который объяснил на Киевском процессе эксперт защиты Троицкий: «Грешный человек, преступивший закон, в наказание за преступление воли Творца, сам должен подлежать смерти и должен быть лишен жизни. Но человек [видимо, оставляя за собой возможность исправления и очищения от грехов. – М.Н.], вместо себя, по особому милосердию Божьему, может принести другое живое существо, и это живое существо заменяло своей жизнью его жизнь, спасало человека, и символом этого являлась непременно кровь, так как [видимо, именно поэтому как символ. – М.Н.] кровь была непременным условием очищения»[50].

Наибольшей жертвой для человека было добровольное и покаянное принесение в жертву самого себя как недостойного, за свои грехи (думается, именно это и должна символизировать кровь) или за грехи других людей – известны случаи, когда так поступали древние цари некоторых народов ради их спасения. В идее о необходимости таких искупительных жертв за грехи, неоднократно выраженной в Ветхом Завете, по православному толкованию, людям был дан прообраз той единственной искупительной крестной жертвы, в виде которой принес Себя Сын Божий за всех людей – для нашего вразумления и спасения, для победы над смертью через Свое Воскресение. Победить смерть можно было, только пройдя через смерть и преодолев ее. В этом – предельное духовное значение символа крови, добровольно проливаемой Богочеловеком перед Богом Отцом за грехи всего человечества. Вот в чем полный смысл слов: «Все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения» (Евр. 9:22).

По мнению св. Иоанна Златоуста, Бог вообще не предписывал, а лишь попустил еврейскому народу жертвоприношения животных (причем только в одном месте раз в год – в Иерусалимском храме), снисходя к примитивному уровню тогдашних евреев, падких на языческие соблазны заимствований у других народов[51]. И попустил лишь в предуказательное и подготовительное напоминание о будущей искупительной жертве Спасителя.

Это разъяснял и апостол Павел в Послании к евреям о том, как были установлены временно жертвы в ветхозаветном храме, которые приносил «однажды в год один только первосвященник... за грехи  неведения народа... жертвами каждогодно напоминается о грехах... только до времени исправления», которое совершает Христос в виде «вечного искупления». «И не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию... Ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи… Освящены мы единократным принесением тела Христа». Он «отменяет первое, чтобы постановить второе» – вот в чем смысл этих глав (Евр. 9–10).

Поэтому кровавые жертвоприношения животных Ветхозаветной Церкви были в Новозаветной Церкви заменены безкровными духовными жертвами в воспоминание о жертве Христа, которая стала величайшим событием в истории мiра, искупила все грехи человечества, победила смерть и потому сделала все предуказательные кровавые жертвоприношения животных ненужными и упраздненными.

Однако у язычников культ жертв развивался в обратную сторону. Чем дальше они отходили от Бога, подпадая под власть бесов (языческих идолов), тем все более их жертвоприношения становились частыми, крупными и изуверскими. Прообразовательный смысл подменялся противоположным, поскольку они приносились не Богу, а бесам – для удовлетворения их похотей. Так как диаволу – «человекоубийце от начала» – хотелось человечины, не удивительно, что язычники дошли до этого: жертвовали своих детей – как самое чистое и дорогое, что могло быть угодно "богу".

Мы знаем из истории, что некоторые народы в случаях страшных бедствий, чувствуя их причиной свои грехи, в виде искупления приносили в жертву сотни детей самых знатных фамилий (как греки и карфагеняне), даже царских детей и самих царей, как древние эфиопы, – столь значимыми жертвами надеялись они купить помощь свыше. В Ветхом Завете описано, как Моавитский царь, осажденный евреями, принес в жертву своего первенца на городской стене на виду у израильтян (4 Цар. 3: 27). Кровь и мясо таких человеческих жертв у некоторых народов (египтян и др.) считались целебными и употреблялись в пищу, кости почитались как святыни, их возили с собой[52].

Итак, истинному Богу были важны не жертвы и их размер, а жертвенное покаяние человека за его грехопадение (Евр. 9), готовность послужить Богу. В жертве было ценным чувство вины и преклонения перед Богом. На это указывал и царь Давид: «Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен…» (Пс. 50:18–19). И в других книгах Ветхого Завета читаем: «К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови агнцев и козлов не хочу» (Ис. 1:11). Когда евреи нарушают закон Божий, Господь говорит им прямо: «Всесожжения ваши неугодны, и жертвы ваши неприятны Мне» (Иер. 6:20).

И уж, конечно, Богу не могли быть приятны человеческие жертвоприношения, Господь прямо запретил их через Моисея (Лев. 18:21; Втор. 12:31, 18:10). Они были приятны противнику Бога – «человекоубийце от начала» и фактически приносились ему – сатане, упоминаемому в Ветхом Завете под разными именами: ваал, молох, мамона. В этот грех, несмотря на строгий запрет, часто впадали и евреи. Потому в Ветхом Завете Самим Богом и Его пророками часто осуждаются жертвоприношения детей, совершавшиеся евреями, впадавшими в идолопоклонство: они «приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам. Проливали кровь невинную» (Пс. 105:37–38), «чего Я не повелевал, и что Мне на сердце не приходило» (Иер. 7:31, 19:5; см. также: Иез. 16:20; Ис. 57:5; 4 Цар. 16:3, 17:17, 21:6; и др.).

Тут еще нельзя не отметить закон о посвящении Богу каждого первенца (Исх. 13:2), который был дан Богом евреям во время исхода из Египта. В сопоставлении с приведенными выше запретами Богом человеческих жертвоприношений, по мнению православных толкователей, этот закон представляет собою лишь прообраз будущей искупительной жертвы Христа, и он не предполагал реального убийства детей. Это подтверждается тем, что сразу же после объявления этого закона Господь устанавливает и замену, выкуп: «каждого первенца человеческого из сынов твоих выкупай» (Исх. 13:12–13, 34:20), заменяя их жертвоприношением животных. Эта замена была символически выражена уже в эпизоде, когда Авраам, в силу своей безпредельной верности Богу готовый принести Ему в жертву своего сына-наследника Исаака, по указанию Господа заменил его ягненком (Быт. 22). В числе полученных Моисеем десяти заповедей было также строго предписано: «Не убий». Первенцев же стали также посвящать Богу, отправляя на служение ему в сословии священников. (В наши дни выкуп за первенцев у евреев родители уплачивают раввину деньгами.)

Мы сейчас не ставим себе задачи более подробно вникать в происхождение и исполнение этого несколько противоречиво изложенного закона о первенцах – оставим это занятие специалистам. С православной точки зрения главное и несомненное во всем этом – прообразовательное напоминание того, что для искупления первородного греха необходима жертва чистого и невинного человеческого существа, что отражено во многих местах Ветхого и Нового Завета. Именно смерть на Голгофе Самого Безпорочного, Чистейшего и Невиннейшего победила смерть, оказавшись несовместимой с нею и сильнее ее.

Для нас, однако, очевидно и то, что немало евреев, желая показать свою "верность б-гу" наподобие их праотца Авраама (который был готов заклать своего сына) или более его, могли под воздействием диавола понимать это предписание буквально, принося в жертву детей – и руку их никто не останавливал, и ягненка рядом в кустах не находилось. Поскольку духом не служили закону Божию, то и впадали в сатанинский соблазн. Приведенные выше такие случаи жертвоприношений из книг Ветхого Завета, порицавшиеся Господом и пророками, говорят сами за себя. Порою даже неподготовленным православным бывает трудно сразу понять в Ветхом Завете некоторые места: руководит ли евреями Бог (и почему Он действует так) или попускается соблазнять «человекоубийце от начала». И если Ветхий Завет – труднейшая книга даже для христианина, как же тогда ожидать правильного его понимания от отвергающих Христа и избирающих себе нового "отца"? Потому и происходили у евреев жертвоприношения детей, когда они впадали в самостийное беззаконие и служили похотям диавола. Тем больше стала вероятность этого, когда Ветхий Завет стали заменять антихристианским Талмудом.

Неудивительно, что после величайшего еврейского беззакония – распятия Сына Божия, человеческие жертвоприношения были особенно востребованы новым иудейским "отцом", противником Бога, ненавидящим и в людях образ Божий. И, видимо, этому «человекоубийце от начала» наиболее приятно убиение невинных и чистых жертв – какими в дохристианские времена были младенцы вообще, а затем стали христианские дети.

Поэтому история жизни евреев в христианских государствах сопровождается постоянными обвинениями их в ритуальных убийствах христиан. Это, возможно, и не во всех случаях соответствовало истине, но все же неоднократно было письменно засвидетельствовано самими евреями (такой еврей, ставший православным архимандритом Автономом, свидетельствовал на судебном процессе Бейлиса[53]), и даже раскаявшимися раввинами-очевидцами и участниками (в 1475 г. Иоанн в Триенте, в конце XVII в. Паоло Медичи в Италии, в 1710 г. И. Серафинович, в 1803 г. монах Неофит). Такие убийства были безспорно доказаны в судах (см., например, исследование В.И. Даля "Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", СПб., 1844; а также соответствующие работы И.О. Лютостанского, И.Б. Пранайтиса, Т.И. Буткевича, И.О. Кузьмина и др.).

Философ-интеллигент о. Павел Флоренский, которого невозможно упрекнуть в "антисемитизме", писал в связи с делом Бейлиса: «Я нисколько не сомневаюсь в существовании ритуальных убийств вообще». Несколько его текстов были включены В.В. Розановым в книгу "Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови". Флоренский тогда приводил очень простой и логичный довод:

«Если на всем протяжении истории Израиля, даже в период великих царей и богодухновенных пророков, при сильной власти и живом, строго централизованном культе, – всегда существовали всякие виды идолослужения, и в частности магические волхвования, в основе которых лежит убийство человека, то почему современные иудеи и их поклонники так запальчиво отвергают даже возможность существования чего-либо подобного в нынешнее время, когда нет никаких сдерживающих начал?..  Если на всем протяжении истории Израиль так жадно тянулся к крови, и ритуальным убийствам, и черной магии, если всегда был кровожаден и жестоковыен, то где же гарантии того, что в рассеянии, без обличающего голоса пророков, без суровых кар со стороны своих царей, – в господстве своем над мiром, – он сделался чист и безпорочен? Если были ритуальные убийства даже тогда, то почему же не может быть их теперь[54]

Теперь – это именно в эпоху антихристианского талмудизма, приравнявшего неевреев к скоту (в этом суть иудаизма христианской эпохи) и дополненного впоследствии такими оккультными составляющими, как каббала и хасидизм (возводящие еврейский народ до уровня божества). И, наконец, "теперь" – это еще и с учетом огромного финансового, информационного и политического могущества еврейства в мiре, граничащего с полной наглой безнаказанностью, которую государство Израиль постоянно демонстрирует и в отношении палестинцев, подвергаемых геноциду, и в отношении международного права.

5. Разновидности и цели ритуальных убийств в жидовстве

Но вернемся к причинам и целям еврейских ритуальных убийств, которые даже православными нередко трактовались неодинаково. В массе разнообразной разоблачительной литературы на эту тему могут вообще встречаться смещения акцентов, неточности, обобщения и преувеличения, суеверия, стремление обличить врага любой ценой (пишут ведь не только безстрастные ученые). Некоторые несущественные разногласия были заметны и на Киевском процессе.

Это неудивительно, поскольку причины таких убийств у евреев строго засекречены, да и разными исполнителями, несмотря на наличие некоторых общих признаков, отмеченных на Киевском процесс проф. Сикорским[55], убийства могут выполняться по-разному, в зависимости от представившихся возможностей, с различными конкретными поводами, с разной степенью точности относительно выбора жертв (преимущественно мальчики, но иногда и девушки) и способа исполнения (с разным характером ранений, с обрезанием или без; иногда ограничивались кровопусканием, оставляя жертву в живых). Порою и с отклонениями от правил, с напластованиями различных суеверий (в особенности у хасидов, верования которых отличаются особым натуралистическим примитивизмом). Однако в числе таковых преобладающих причин можно отметить следующие.

1. Вероятно, исходная причина все та же: потребность в принесении "богу" искупительных жертв, "освобождающих от грехов" (связанных с этим болезней и т.п.). Поскольку искупительную жертву Христа, принесенную за все человечество, евреи отвергли – у них осталась необходимость продолжения жертвоприношений животных с целью умилостивления "бога" и получения его помощи, по тем же древним правилам: в жертву приносятся молодые особи «мужеского пола без порока» (Лев. 1:3). Это была важнейшая часть их культа. Если евреи тщательно сохранили все древние натуралистические обряды (включая обрезание с отсасыванием крови), соблюдают все законы Моисеевы – как они могли совершенно отринуть этот закон о жертвоприношениях, если нарушителю его грозит страшная кара: «истребится человек тот из народа своего» (Лев. 17:9)?

По сей день иудеи приносят в жертву петуха в "день очищения" (Иом кипур) с молитвою, что это "взамен меня".

Иудеи часто говорят: мол, нет храма для жертвоприношений, они заменены молитвами, но для тех усердно верующих, которым очень хочется избежать этой кары и порадовать своего "б-га", разве так уж обязательно нужен храм Соломона? В трактате "Эдуиот" (VIII, 6, лист 30, а) приводятся слова раввина, жившего во II в.: «слышал, что жертвы приносятся, хотя и нет храма». И приносить в жертву стали уже не просто животных, а гоев – с дополнительным смыслом, о чем будет сказано далее.

2. Древний закон о жертвоприношениях и выраженное во Второзаконии презрение к гоям (завоевательные "войны Яхве" с уничтожением всего живого стали у евреев образцом отношения к ближневосточным соседям) дополнились в Талмуде религиозным положением, что гои – не люди, а животные, потому убийство их не считается преступлением. Более того: в книге знаменитого еврейского каббалиста Хаима Витала "Эц Хаим" говорится: «Всякое животное сохраняет посредством жизни известную частицу святости Всевышнего... Когда заколешь животное, тогда отходит от него тень святости и обращается в пользу того, кто в снедь это животное употребляет»; так и «убиением и питием крови гоя неверного умножается  святость Израиля»[56].

В христианскую эпоху все это усугубилось и важнейшей причиной, побуждающей к принесению в жертву именно христиан: ненавистью ко Христу  – главному противнику их нового "отца", и к христианам, которые лишили евреев "богоизбранности", переняв на себя обетования Божии как народ истинного Израиля – Церкви.

Поэтому именно христиане – к ним в целях конспирации в иудейских "священных" книгах относится множество других названий: акумы (идолопоклонники), гои (иноплеменники), эдомитяне (римляне), нохри (чужие), амгарец (невежды), ноцрим (назаретяне), кути (самаритяне), амаликитяне, хананеи, минеи, клифоты (злые духи) и т.д. – обзываются самыми постыдными и грязными словами с прямыми предписаниями их убийств: «лучшего из гоев убей»; «всякий, кто проливает кровь нечестивых,  столь же угоден богу, как и приносящий ему жертву» (Ялкут Шимони 245б с. 722 и Бамидбар рабба, 229, с) и т.п. (См. также в оглашенной на Киевском процессе книге монаха Неофита[57].)

На Львовском публичном диспуте 1757–1759 гг. между раввинами талмудистами и антиталмудистами (франкистами) последние прямо обвиняли первых в ритуальных убийствах и употреблении крови христиан.

Даже эксперт защиты Троицкий признал: «Должен сказать, что в Талмуде есть выражения, которые подавали повод обличать талмудистов в полной нетерпимости и человеконенавистничестве»[58], «кощунство которых – некоторых из них – я не отрицаю»[59] (такие примеры обсуждались на закрытом заседании суда и в Стенографический отчет не вошли, чтобы не возбуждать публику).

3. При таком отношении к христианам еврейские убийства христианских детей как "богоугодное дело" могут быть связаны с разными поводами: и с сохранившимся ритуалом "выкупа" еврейских первенцев (заменой их не на ослов, ягнят или голубей, а на христианских детей), и с иудейским праздником мести "антисемитам" Пурим (праздник убийства 75 000  "антисемитов" с женами и детьми), и особенно с праздником Песах, которого коснемся подробнее.

4. Убийства христианских детей чаще всего случаются на Песах* прежде всего в воспоминание об исходе из египетского рабства, о спасении от десятой казни египетской, поразившей всех египетских первенцев, но не еврейских. Для этого каждой еврейской семье Господь велел принести в жертву агнца: «Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола... И пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его. И пусть съедят мясо его в сию самую ночь... с пресным хлебом... это Пасха Господня... И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую» (Исх. 12:5–13).

Свое пребывание в рассеянии среди чужих народов евреи часто сравнивали с новым "рабством египетским", моля своего "бога" об избавлении. При этом, как свидетельствовал эксперт защиты проф. Троицкий, «агнец вообще был установлен в воспоминание о всех событиях, сопровождавших бегство евреев [из Египта], и обо всех казнях египетских»[60]. Возможно, наиболее усердные иудеи использовали для этого и принесение в жертву христианского агнца с употреблением его спасительной крови, например, в маце. (Пресловутая маца к этому празднику изготовляется по особому ритуалу как воспоминание опресноков, которыми евреи питались во время странствования в пустыне при бегстве из Египта; причем мацу изготовляют ритуально в одном центральном месте, откуда рассылают во все общины, даже за тысячи километров – почему-то они не вправе сами печь мацу: чего-то им для этого на местах не хватает.)

Ритуальные убийства христианских детей чаще всего случаются на Песах, возможно, еще и потому, что на этот праздник иудеями был распят Христос – в воспоминание этого события в виде его имитации. Было бы странно, если бы при такой ненависти ко Христу евреи праздновали свой Песах без воспоминания о тогдашнем распятии Сына Божия с клятвой «кровь Его на нас и детях наших» (Мф. 27:25).

5. Разумеется, далеко не все иудеи (есть ведь "культурные") способны в упомянутых случаях прибегать к действительным ритуальным убийствам, довольствуясь, например, игрушечными виселицами для "антисемита" Амана (распространенные детские подарки) и пирожками в виде его ушей (традиционное пуримское угощение). Но ведь есть иудеи и не столь "культурные", есть и фанатичные раввины, для которых иудейское законодательство о жертвоприношениях вкупе с талмудическими предписаниями об убийстве христиан становится гремучей смесью для буквального руководства к действию. Для тех, кто избрал себе отцом диавола, такое действие более чем вероятно, да и конкретных указаний в иудейских "священных" книгах, которые можно истолковать как инструкцию к жертвоприношению, – на Киевском процессе было выявлено вполне достаточно.

6. С этим могут быть связаны и те верования о целебности христианской крови, о которых сообщил монах Неофит. Можно предположить, что не все детали в его повествовании точны, иногда речь идет лишь о примитивных хасидских суевериях. Но дело здесь не столько в "лекарственном" назначении крови, сколько в ритуально-мистическом.

Еврейская сторона всегда подчеркивает, что «кровь запрещена к употреблению в пищу» – как это на процессе Бейлиса утверждала и защита, и все раввины России в своем знаменитом коллективном заявлении в связи с обвинением Бейлиса. Но речь в данном случае идет не о пище, а о символическом употреблении крови в ритуальных целях, даже если это бывает связано с принятием ее внутрь.

У многих народов с древних времен отношение к крови было мистическим, у язычников она использовалась в магии, нередко практиковалось употребление крови врагов как элемент военного магического ритуала (а не как разновидность "пищи"). И по книгам Ветхого Завета мы видим, что в еврейской традиции отношение к крови изначально было притягательным, мистически-ритуальным[61]. Кровь животных, приносимых в жертву в Иерусалимском храме, священники собирали в сосуды и ритуально проливали над главной святыней – ковчегом завета, помазывали ею край правого уха, большой палец правой руки и большой палец правой ноги первосвященника, пальцами окропляли его одежды, жертвенник, завесу храма[62]. И им от этого животного натурализма не было неприятно, наоборот. Резник в иудаизме – не мясник, а уважаемое религиозное лицо, как и могель, совершающий обрезание. При ритуале обрезания мальчиков (это тоже как бы имитация жертвоприношения младенца еврейскому "богу") кровь отсасывается ртом, собирается в сосуд с водой и присутствующие должны с молитвою своему "богу" умываться этой кровяной водой[63]).

О спасительном помазании жертвенной кровью косяков дверей при исходе из Египта уже сказано. Можно предположить, что и сегодня для подобных ритуальных целей евреям бывает нужна кровь, и берется она не только от ягнят, но и от христианских жертв (впрочем, приравненных к животным: это все равно, что зарезать барашка).

Заметим, что и признание евреем только по матери, объясняется прежде всего тем, что ребенок находился в ее чреве и заимствовал ее священную еврейскую кровь.

В Ветхом Завете отражено священное отношение евреев к крови: «Потому что душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает» (Лев. 17:11). У евреев кровь запрещено употреблять как обыкновенную пищу именно потому, что она считается священной и имеет более важное назначение. Как об этом писал о. Павел Флоренский в письме Розанову:

«Кровь, изъятая из обращения кулинарного, изъята именно потому, что сохраняется для моментов священнейших... Так, во многих культах известное животное безусловно возбраняется верующим и окружено всяческими запретами: его нельзя убивать, его нельзя употреблять в пищу. Но в известные времена и сроки оно священно заколается и священно поедается... Кровь гоев, тоже животных, вероятно, надо рассматривать как именно такой род в обычное время запретной пищи. Но я охотно допускаю, что очень немногие, только из избранных избранные в иудействе посвящены в эту тайну»[64].

В.И. Даль в своем исследовании приводил ссылки на еврейские книги, разрешающие употребление крови: «В книге Сулхан Орух [Шулхан арух], стр. 42, ст. 67, это сказано также ясно: "кровь скота и зверя употреблять в снедь нельзя, а кровь человеческую, для пользы нашей, можно"».

Пранайтис привел цитаты из Талмуда (трактат "Макширин", 6, 4) с разрешением пить кровь, которая «причисляется к таким же [чистым] напиткам, как молоко, вода, вино и пр. Там же далее говорится об употреблении, – именно как напитка, крови рудометной, т.е. полученной от прокалывания кровеносного сосуда» (но не от резания)[65]. Эксперт Троицкий тоже признал на процессе, что в определенных важных случаях кровь у евреев имеет «громадное значение» и для употребления внутрь, «если бы врач прописал такой рецепт»[66], а также допускается в пищу в вареном виде. Это означает, что подмешивание крови в "священную" мацу, которую пекут, для евреев не запрещено, тем более что ее поедание – важный религиозный ритуал.

Таким образом, заключает Пранайтис: «Еврейский религиозный закон придает крови вообще, а человеческой в частности чрезвычайное значение – символическое, магическое и лечебное. Он допускает употребление этой крови даже в пищу»[67].

Все эти три значения, очевидно, соединяются в иудейских ритуалах. По зачитанному на Киевском процессе свидетельству бывшего раввина, ставшего афонским монахом Неофитом[68] (его книга " Опровержение иудейской религии и ее обрядов на основании Ветхого и Нового Заветов" – искренняя исповедь человека, завершающего свою земную жизнь: все эти обряды, пишет Неофит, «я сам усердно совершал и хранил в строжайшей тайне все время, пока был хахамом или раввином»[69]), такая кровь пусть и в символических дозах – например, в виде пепла от сожженной материи, пропитанной кровью и др. – используется во всех важнейших праздниках и торжественных событиях евреев: «при обрезании, браке, в опресноках Пасхи, при погребениях и в своем плаче о разрушении Иерусалима» – как будто это делается для мистического сплочения, повязывания кровью («кровь его на нас и детях наших») всех членов еврейского народа в его антихристианстве.

Особенно очевидно это в коллективном вкушении мацы, которая готовится на Песах в одном месте для рассылки во все еврейские общины, и пасхального ягненка. При этом «собирают кровь ягненка и окропляют ею дверные косяки и притолоки дома, в котором совершившие жертвоприношение люди будут есть мясо ягненка». «Пасхальная жертва объединяет евреев в народ» – так называется глава в одной из современных еврейских работ на эту тему со ссылкой на раввина Ш.Р. Гирша: «пасхальная жертва необходима не только для того, чтобы закрепить связь евреев со Всевышним, она необходима и для того, чтобы объединить самих евреев в народ... Пасхальное жертвоприношение не должно рассматриваться как часть прошлого; это не просто памятный ритуал, посвященный дням минувшим. Это символ постоянно обновляющегося и устремленного вперед процесса созидания всего настоящего и всего будущего на древнем фундаменте, заложенном Исходом из Египта на вечные времена». Причем пасхальную жертву имеет право вкушать «лишь тот, кто является частью еврейской нации»[70], гою это запрещено.

Разумеется, некоторые традиции, связанные с употреблением крови и передаваемые устно строго избираемым посвященным, держатся в строгой тайне, как о том поведал монах Неофит в своей книге. Многим евреям они неизвестны, так что они вполне искренне могут возмущаться "кровавым наветом". Впрочем, по свидетельству Пранайтиса, Буткевича и других, существуют и еврейские книги с описанием этого "догмата крови" ("Хохмес Ныстер" и др.) и еще более многочисленные зашифрованные или иносказательные места об употреблении христианской крови – в талмудических и каббалистических трактатах.

6. Каббала: самообожествление еврейства и жертвопроношения для прихода царя-мошиаха

7. Каббалистические причины, несомненно, играют особую роль в еврейских ритуальных убийствах (см. о каббале в приложении "Справка о хасидах"). На Киевском процессе экспертами в ответе на вопрос 25: «Заключается ли в учении еврейской религии, как древней, так и позднейшей ("Зогар" и др.), предписание об умерщвлении христиан в ритуальной целью?» – были приведены доказательства этого: так, в книге "Зогар" замена жертвы первенца ослом понимается как замена неевреем; описан и ритуал умервщления жертвы «при замкнутом рте, как смерть животного… двенадцатью исследованиями ножа и ножом, что составляет тринадцать». В связи с этим и обсуждался вопрос: какое назначение имели 13 колотых ран на виске Андрюши? Для выточения крови они не годились, для убийства тоже – для того и другого на теле были нанесены иные раны – но эти 13 зачем-то понадобились тоже.

Некоторые православные ученые усматривают в этом «еще и кощунство евреев над священнодействием Православной Церкви. Именно над тем, что православный священник, приготовляя на проскомидии агнец, 12 раз знаменует копием просфору, а потом прободает ее копием в 13-й раз в бок, и что при приготовлении агнца он произносит те же слова пророка Исаии, что и еврейский резник: "как овца веден был на заклание и как агнец перед стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих" (Ис. 53:7)»[71].

В принципе, экспертом Пранайтисом было приведено достаточно примеров из еврейских книг, дающих основание для выводов о ритуальных убийствах, не будем их повторять. Однако из-за ограничений секулярного судопроизводства многое осталось недоговоренным для цельного духовного понимания учения каббалы, которое еще более помогает объяснить причины и цели ритуальных убийств у евреев. Поэтому повторим ниже кое-что из "Справки о хасидах".

Каббала представляет собой сочетание иудаизма с древней восточной магией. "Иудаизировав" эти оккультные знания, евреи стали называть их источником некое "тайное учение Моисея" – на деле извращая законы Моисея языческим наполнением: учением о переселении душ, о мужской и женской сущности бога, которые ведут половую жизнь и "рождают" мір из "матки". Этот бог порождает из своей сущности и міровое зло как необходимый для симметрии элемент міроздания. Что это за бог – достаточно ясно.

Неудивительно, что такому богу, «человекоубийце от начала», требуются человеческие жертвоприношения – это неотъемлемый элемент любой сатанинской магии. Даже такой опровергатель "кровавого навета", как проф. Д.А. Хвольсон, признавал ритуальные убийства у семитов – халдейских колдунов (ссабиев); именно их культовое учение «было для позднейшего иудейства источником мистических идей» (каббалы) – на это обратил внимание о. Павел Флоренский в полемике вокруг дела Бейлиса. Одним из практически используемых "продуктов" этих убийств у евреев были "терафимы" – головы убитых первенцев, «вещавшие» в результате магических заклинаний[72], о чем есть упоминания и в Ветхом Завете (Иез. 21:21, Зах. 10:2).

Поскольку каббалистическое учение резко противоречило ветхозаветному представлению о Боге Творце, оно не могло быть проповедано еврейскому народу открыто. Долгое время каббала была тайным учением посвященной иудейской верхушки, оказывая, впрочем, влияние на составление Талмуда. Вступая затем во все более ожесточенную борьбу против христианства, еврейство все больше использует каббалу как религиозную форму получения помощи от нового "отца". И он в своем плане господства над человечеством тоже нуждается в верном себе народе, соблазненном ради этого на материальное мiровое господство. Еврейский "бог" уже в Талмуде изображается как капризное, охваченное страстями существо, которое не может править миром без помощи мудрых евреев. Более того: в хасидизме утвердилось положение, что цадики ("святые" вожди)  "непогрешимы" и могут даже управлять "богом", который без совета с ними ничего не делает.

Так, отвергнув истинного Бога,  еврейский народ сам естественно возвышает себя до уровня "бога", что должно оправдывать все еврейские преступления по отношению к неевреям. В результате каббала и основанный на ней хасидизм стали у евреев логичным и наиболее откровенным проявлением их сатаноизбранной религиозности самообожествления, доходящей до ритуальных убийств христиан.

Потому-то и был хасидизм после некоторого сопротивления принят ортодоксальным иудаизмом в свое лоно и стал его важнейшей частью: он наиболее последовательно выражал духовный смысл талмудического антихристианского иудаизма и как ничто иное сплачивал еврейство (точнее, жидовство) в выполнении его историософской задачи по созданию земного сатанинского царства во главе с мошиахом. Такое мистическое сплочение народа в "сборище сатанинское", по-видимому, присутствует во всех еврейских ритуальных убийствах независимо от их календарных и прочих поводов.

Обратимся еще раз к словам раввина Гирша о том, что «пасхальная жертва необходима... и для того, чтобы объединить самих евреев в народ», и «для того, чтобы закрепить связь евреев со Вс-вышним»[73]. Видимо, и пасхальные убийства иудеями детей с целью получения христианской крови для ее коллективного употребления на важнейших иудейских праздниках и церемониях – пусть даже и в микроскопических количествах – должны символически повязывать рассеянный еврейский народ общей жертвенной кровью в его самообожествленной антихристианской вере в грядущее мiровое господство над рабами-гоями. Как тут еще раз не вспомнить страшную клятву богоубийц: «кровь Его на нас и детях наших» (Мф. 27:25)...

Такие ритуальные убийства должны крепить сатаноизбранный контроль над всем еврейским народом. А круговой порукой "защиты от кровавого навета" крепить его национальную солидарность в этой преступной богоотверженности. Вот что означают циничные слова Жаботинского в связи с "делом Бейлиса": «Ибо особа народа царственна, не подлежит ответственности и не обязана оправдываться... Никому мы не обязаны отчетом, ни перед кем не держим экзамена, и никто не дорос звать нас к ответу. Раньше их мы пришли и позже уйдем. Мы такие, как есть, для себя хороши, иными не будем и быть не хотим»[74]. 

+ + + 

Здесь пора напомнить неподготовленным читателям о смысле истории и о месте в ней еврейского народа. После проявленного людьми непослущания Богу и грехопадения история представляет собой противоборство на земле сил Божиих (это праотцы и пророки, а затем созданная Христом Церковь, хотя она не всегда совпадает с официальными церковными структурами) и сил сатанинских ("сатана" по-еврейски означает "противник" Бога, ему удалось посулами земного господства отнять у Бога богоизбранный народ и превратить его в свой инструмент завоевания міра, в антихристианское «сборище сатанинское» – Откр. 3:9). Через антихристианское еврейство в міре действует против Закона Божия сатанинская «тайна беззакония» (2 Фес. 2:7), готовящая царство антихриста (в еврейском понимании – мошиаха, их национального "мессию"). Он воцарится, когда в міре не станет «удерживающего» (должной христианской власти) и он будет править почти всем міром (кроме непокорившейся его части: «стана святых и града возлюбленного» – Откр. 20:7–8) три с половиной года, после чего будет побежден Христом в Его второе пришествие для спасения к вечной жизни всех достойных людей. Вот с какой расстановкой сил мы имеем дело в данной проблеме, причем уже довольно близко к конечному этапу истории.

Пришествие антихриста будет наивысшим моментом всемiрного торжества еврейского бога и еврейского народа, молитва о пришествии мошиаха является одним из 13 основных принципов иудаизма. Достигается это целенаправленным  устранением "удерживающей" христианской власти – на что направлена вся активность еврейства в истории: натравливание язычников и мусульман против христиан, разложение Церкви ересями, иудаизация западного христианства Реформацией, буржуазные революции, демократические Міровые войны, сейчас – Новый міровой порядок.

Но в каббале имеются также и магические средства для приближения пришествия мошиаха, как их изложил в своей экспертизе Пранайтис. Убивая "нечистых гоев-клипот", "богоизбранный" еврей освобождает из них частицы божественных искр, которые побуждают бога и его жену к совокуплению и рождению мессии (см. в "Справке о хасидах").

Напомним в связи с этим лишь такое предписание о жертвоприношениях: «Отнимай жизнь у клипот и убивай их, тогда Шехина ["жена бога"] посчитает это тебе наравне с воскурением жертвы» ("Сефер Ор Исроэль", 177, в)[75].

Возможно, поэтому ритуальные убийства могут совершаться и с их привязкой, как упоминал монах Неофит, к «плачу о разрушении Иерусалима» 9 ава и близкому построению "третьего храма": «Согласно мистической  традиции, Мошиах рождается 9 Ава – в день разрушения Храма... 15 Ава – по преданию, день, когда будет построен Третий храм»[76]. Месяц ав по еврейскому календарю приходится на июль-август. В это время, видимо, и приносятся особые жертвы для приближения пришествия мошиаха. 

7. Духовное значение Киевского процесса. К прославлению Андрея Киевского

Церковь в своей истории прославила немало мучеников – жертв еврейской ненависти к христианам: начиная с первомученика св. архидиакона Стефана (память его празднуется 4 января и 27 декабря ст. ст.), многих других мучеников первых веков, убитых в языческой Римской империи по иудейским наветам; мученика Евстратия, убитого жидовином на Пасху в 1097 г. в Херсонесе (28 марта ст. ст.) – до св. младенца Гавриила (20 апреля ст. ст.), которого в 1690 г. в Белостокском уезде иудеи распяли на кресте и замучили. Тот факт, что в последние века в Православной Церкви не было новых таких прославлений, говорит лишь об ослаблении решимости архиерев перед натиском сил мiра сего, а не об отсутствии таких мучеников.

В чем смысл такого мученичества? Господь попускает сатане добиваться кажущихся земных побед над христианами, но этим наглядно разоблачаются силы зла как таковые, разоблачается сатанинская суть жидовства – и его кажущиеся победы обращаются в духовные победы христиан над сатаной, ибо тем самым обнаруживается его безсилие перед Церковью. Мученики будят нашу совесть и побуждают нас к такому же безстрашному сопротивлению слугам сатаны. При этом умученные от жидов, обретая жизнь вечную, могут оказывать помощь тем молитвенно призывающим их собратьям, которые продолжают сопротивление "тайне беззакония" на земле.

Поэтому, думается, не случайно нарастание числа ритуальных убийств, то есть случаев мученичества от жидов в последнее царствование перед революцией. Это происходило одновременно с нараставшей волной еврейского террора против лучших государственных деятелей России. Этим наглядно обнажалось сатаноизбранное национальное ядро антирусских революционных сил и их финансистов.

Во всем этом мы не можем не видеть исполнения промысла Божия в истории.

Не случайно именно в составе Российской империи как самого православного, удерживающего государства в мiре попущением Божиим оказалась основная часть самого антихристианского народа, оплота "тайны беззакония", – чтобы наглядно раскрыть суть мiровой войны сил добра и зла. Именно она предельно остро и наглядно проявилась в 1913 году в деле Бейлиса, как в капле воды, – это был последний предвоенный год перед началом всемiрной вооруженной атаки еврейства на русскую православную монархию. В венской газете "Дер Хаммер" (Молот) в 1913 году было напечатано следующее откровение еврейства:

«Русское правительство решило дать еврейскому народу генеральное сражение в Киеве. От исхода этой титанической борьбы зависит судьба – вы полагаете, еврейского народа? О нет, еврейский народ непобедим – на карту поставлена судьба русского государства. Быть или не быть? – так стоит для него вопрос. Победа русского правительства будет началом его конца. Для него нет выхода – заметьте это... Мы покажем в Киеве, перед глазами всего света, что евреи не позволяют с собой шутить... Если еврейство пока что, из тактических соображений, скрывало то, что оно руководит революцией в России, то теперь, после постановки русским правительством Киевского процесса, этому будет положен конец. Каков бы ни был исход этого процесса, для русского правительства нет спасения. Так решило еврейство, и так будет»[77].

Газета "Нью-Йорк Сан" также откровенничала: «Евреи всего мiра объявили войну России. Подобно Римско-католической Церкви, еврейство есть религиозно-племенное братство, которое, не обладая политическими органами, может выполнять важные политические функции. И это Государство теперь предало отлучению русское Царство. Для великого северного племени нет больше ни денег от евреев, ни симпатии с их стороны... а вместо этого безпощадное противодействие. И Россия постепенно начинает понимать, что означает такая война»[78].

На международной арене под влиянием еврейства, накануне планируемой им Міровой войны, тоже предпринимались превентивные меры против России. Ей были одновременно закрыты все кредиты, в России и за границей, ибо банки повсеместно были в еврейских руках.

В декабре 1911 г. «Американский Еврейский Комитет добился резолюции конгресса об аннулировании Русско-американского договора 1832 г. о торговле и навигации, если Россия не прекратит политику ущемления прав евреев»[79]. (Конгресс и президент подчинились евреям вопреки своему желанию, ибо это нанесло бóльший ущерб американским торговым интересам, чем российским[80].)

В печати началась страстная антирусская пропаганда, в том числе со стороны официальных лиц-евреев, например:

«Пылающий страстью Герман Леб, директор Департамента Продовольствия, обратился... с речью к присутствовавшим трем тысячам евреев, описывая мрачное угнетение, царящее в России, призвал к оружию и настаивал, чтобы на русское преследование был дан ответ огнем и мечом. "Конечно, неплохо отменять договоры", пояснял он, "но лучше... освободиться навсегда от имперского деспотизма"... "Давайте собирать деньги, чтобы послать в Россию сотню наемников-боевиков. Пусть они натренируют нашу молодежь и обучат ее пристреливать угнетателей, как собак"... Подобно тому, как трусливая Россия вынуждена была уступить маленьким японцам, она должна будет уступить Богоизбранному народу... Деньги могут это сделать»[81].

Еврейство подключило к антирусским протестам и американских "христиан". Русский посол в США Ю.П. Бахметев телеграфировал МИД в дни Киевского процесса:

«Американские жиды не пропустили удобного случая и быстро воспользовались киевским делом, чтобы попытаться возбудить новую агитацию против России. Ежедневной пропагандой они достигли того... Депутация от американского духовенства явилась к [госсекретарю США] Брайану с просьбою доставить Государю Императору подписанное епископом нью-йоркским, одним кардиналом, 21 епископом и 12 духовными лицами различных христианских вероисповеданий прошение о прекращении дела Бейлиса и обвинения жидов вообще в ритуальных убийствах...»[82].

Убийство в Киеве в сентябре 1911 г. П.А. Столыпина евреем Богровым, имевшим революционные связи с "анархистами" (и с заграницей), также следует рассматривать в связи с Киевским процессом. Дело, видимо, было не в мести лично премьер-министру, ибо в еврейском вопросе он имел весьма либеральные намерения (с которыми не был согласен Государь). Этим, конечно, был устранен решительный и умный политик, стоявший на пути революции.

Но, кроме того, это убийство, несомненно, еще больше возбудило антижидовские настроения в Киеве: опасались реальных погромов, которые полиция с трудом предотвратила. И такое нагнетание напряженности, лишь на первый взгляд могло показаться невыгодным еврейской стороне. С учетом мiрового масштаба дела Бейлиса именно погромы были для жидовства в тот момент очень даже желательны для оправдания антирусской политики Запада (доказано, что многие погромы накануне "первой русской революции" были спровоцированы евреями именно с этой целью). Возможно, именно в этом была главная цель Богрова.

Зная ныне о том, что именно еврейство (Грузенберг), вопреки сопротивлению Киевского Окружного Суда, придало "делу Бейлиса" "ритуальный" характер, мы уверены, что такое нагнетание напряженности было преднамеренным, провокационным – для атаки на все здоровые оборонительные силы России (по тому же образцу, как незадолго до того было использовано "дело Дрейфуса" для удушения "антисемитских" христианско-патриотических сил Франции). К сожалению, до сих пор не исследована эта закулисная сторона "дела Бейлиса": связи между российским и зарубежным, прежде всего американским, еврейством; для русских либералов-"бейлисаров" – координирующая роль масонства в печати, Государственной Думе, общественных и революционных организациях. («Любопытный факт – четверо из пяти адвокатов, а именно: Григорович-Барский, Грузенберг, Зарудный и Маклаков состояли в масонских ложах»[83] – замечает даже историк, отвергающий "навет" на евреев.) Все они стремились раскрутить "позорный процесс" Бейлиса в своих антирусских целях.

По оценке Грузенберга, этот процесс был «смотром всех действенных сил», боровшихся против царской власти, и он «похоронил надежды на возможность мирного разрешения исторического конфликта» между русской властью и еврейством[84]. Для имеющих глаза и уши этот «смотр сил» наглядно высветил весь масштаб так называемого еврейского вопроса в России и в мiре:

– Продемонстрировал все подлые методы действий жидовства, применяемые в случае разоблачения его преступлений: дезинформация, лжесвидетельства, подкуп чиновников, убийства свидетелей, давление на суд, общество и на власти через СМИ и международную политику, искажение решений суда. Примечательно, как жидовство старается даже из невыгодных фактов извлечь пользу для себя, интерпретировав их в нужном искажении. И даже когда обнародуются вопиющие разоблачения – евреи с тем большей истерикой устраивают "гевалт": якобы на них "клевещут антисемиты" и грозят "погромами"*. Так и в данном случае по сути разоблачительный судебный процесс они сумели сделать катализатором Мiровой войны против России и антирусской революции. (Современный еврейский банкир-мондиалист, видный политик, автор многих историко-философских и футурологических книг Ж. Аттали сообщает: «Американские евреи вступают в соглашение со всеми другими рассматривать царскую Россию как единственную страну, против которой надо вести войну»[85].)

– Процесс вскрыл враждебность к России западного демократического мiра, контролируемого еврейскими деньгами. Фактически уже тогда началась пропагандная артподготовка к Мiровой войне против "антисемитской" православной России как мiрового удерживающего**.

– Выявил глубокий раскол в ведущем слое российского общества, в котором здоровые охранительные силы оказались слабее неистового нахрапа проеврейской интеллигенции. Ее усилиями дело об изуверском убийстве ребенка было отодвинуто в забвение и превращено совместно с иудейской пропагандой в дело "невинно преследуемого" еврея; тем самым эта "русская" интеллигенция стала соучастником ритуального преступления. В своих протестах эти выразители "совести России" яростно клеймили царское правительство за "антисемитскую инсценировку", устраивали бойкоты, забастовки. Накал общественной атмосферы был доведен до такого градуса, что «отказаться от подписания подобного заявления [с протестом против суда над Бейлисом] было равносильно общественному самоубийству»[86], – признает современный защитник Бейлиса Г.М. Резник (поясняя, почему такой протест подписал поэт А. Блок, несмотря на то, что «именно в то время был особенно антисемитски настроен»). «В двух школах, где учатся мои дети (мужск. и женск.) были попытки бить русских» – сообщал Розанов. – «В этих школах около половины учеников и учениц – евреи (школы частные – лучшие в Петербурге...)»[87].

Психологию этой шабесгойской рати, искусственно возбужденной еврейской печатью, передает С. Резник: «Сотни ученых, писателей, юристов, общественных деятелей поняли или почувствовали, что на карту поставлена судьба не одного Менделя Бейлиса и даже не всего российского еврейства, а самой России. Они сознавали, что от исхода этого дела зависело, смогут ли самодержавие и черная сотня надеть на страну [точнее, на главную сатаноизбранную силу революции. – М.Н.] железный намордник, или власть должна будет пойти на дальнейшие уступки требованиям времени [международного еврейства. – М.Н.]. Протестуя против ритуального навета, общественность России, в сущности, выступала против фашизма»[88] (которого тогда и в помине не было; прекрасный пример того, что под "фашизмом" в России евреи всегда понимают прежде всего идею русской православной государственности). По оценке еврейских историков М. Геллера и А. Некрича, «процесс Бейлиса стал как бы подсчетом сил, – антиправительственных и проправительственных. Оправдательный приговор Бейлису в 1913 году верно отражал слабость последних»[89]. Еврейские и либеральные силы вскоре привели к антимонархической Февральской революции.

– Процесс выявил неподготовленность правоохранительных сил Империи к столь массированной атаке. Поражает, что большинство преступлений еврейской стороны, связанных с Киевским процессом (подкуп чиновников, избиение и запугивание свидетелей, многочисленные лжесвидетельства), были оставлены судом без выделения в отдельные производства! Кроме того, если было установлено, что убийство совершено на еврейском заводе, то почему не ставился вопрос об участии в преступлении других проживавших там евреев? Не привлекли даже Шнеерсона при всех уликах против него и его заведомо ложных показаниях.

– Процесс выявил также неуважение властей к народному черносотенному движению (вопреки обратным утверждениям Тагера и К˚). (Так, в газете "Двуглавый Орел" была опубликована серия статей священника Феодора Синькевича об убийстве Андрюши. После этого на него начались гонения со стороны Киевского губернатора А.Ф. Гирса. Под давлением светских и даже церковных властей отец Феодор вынужден был 10 июня 1912 года подать рапорт о сложении с себя обязанностей председателя Патриотического Общества Молодежи «Двуглавый Орел»[90].)

– Обнаружил слабость в этом вопросе даже духовной власти России – священноначалия Русской Православной Церкви, которое в море бушевавших политических страстей не высказалось о духовной сути идущей борьбы за Россию. При обсуждении религиозной стороны преступления на суде не было ни одного официального представителя Церкви как духовной власти в православном государстве – это обстоятельство очень важно для оценки происходившего тогда "смотра сил"*. Такое безразличие церковной власти к идущей войне сил Бога и сил сатаны стало одной из главных причин крушения православной государственности. С тех пор страдания России продолжаются уже почти целый век – в том числе и потому, что должный урок из Киевского процесса до сих пор не вынесен даже церковной властью.

– Тем не менее в деле Бейлиса произошло и наглядное саморазоблачение иудаизма как сатанинской религии "тайны беззакония": «Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала» (Ин. 8:44). Именно в похоти ритуальных убийств наглядно и ужасно разоблачает себя острие зла, действующего против Замысла Божия в земной истории. Осознание таковой сути сатаноизбранного народа является неотъемлемой частью учения Православной Церкви, абсолютно необходимого для занятия каждым христианином правильного места в непрерывно идущей Міровой войне.

Сатанинское жертвоприношение чистого христианского отрока Андрюши Ющинского (он мечтал стать священником) было попущено Богом для такого наглядного разоблачения жидовства с целью вразумления нашего народа перед предстоявшим ему тяжелым испытанием в столкновении с этой главной антихристианской силой истории. К сожалению, тогда ведущий слой России не вынес из дела Бейлиса должного урока.

Но в духовно чуткой части церковного народа сразу же началось почитание памяти  нового отрока-мученика. Это отметил в своей заключительной речи на суде прокурор Виппер: «Пусть это имя Бейлиса никогда не заслонит у русского человека имени Андрюши Ющинского. Два года тому назад он был никому неведом, теперь имя его у всех на устах, это имя мученика, имя дорогое для русского человека и к этой могиле мученика, я не сомневаюсь, будут притекать русские люди и будут молиться над его страданиями... Андрюша Ющинский, погибший и умерщвленный столь безчеловечно... представляет из себя ту жертву, о которой России и русским людям нужно помнить ежедневно...»[91]

Революция помешала заняться рассмотрением вопроса о причислении Андрюши к лику святых как умученного от жидов. За время богоборческого режима были преданы забвению имена множества наших лучших соотечественников – государственных деятелей, военачальников, писателей, священнослужителей, простых верующих, – сопротивлявшихся злу "до смерти". Сейчас благодаря активности церковного народа многие из них возвращаются своими трудами и подвигами, народ добился прославления многих из них в лике мучеников. На очереди имя Андрея Ющинского – оно должно стоять рядом с именем других святых, которым мы молимся как «иудейскаго нечестия обличителям».

Сейчас на конечном, апокалипсическом отрезке Мiровой войны с той же самой сатанинской силой, которая по грехам нашим установила на русской земле совсем уже откровенное жидовское иго и близка к глобальному царству антихриста, – мы должны, наконец, в своем сопротивлении прибегнуть к духовной помощи отрока-мученика Андрея Киевского. Мы издаем данную книгу прежде всего с этой целью. Местное почитание его уже ширится, и мы хотим внести в него свой вклад.

М.В. Назаров


[1] Тагер А. Царская Россия и дело Бейлиса (репринт) // Дело Бейлиса. Исследования и материалы. М.–Иерусалим, 1995. С. 25.

[2] Machover J.M. Reminiscenses personelles // Du Pogrom de Kichinev à l´affaire Beilis. Paris, 1963. P. 88. См. также: Стенографический отчет. Киев, 1913. Т. 2. С. 462-467 (с. 181 данной книги).

[3] Грузенберг О. Вчера. Воспоминания. Париж, 1938. С. 111.

[4] Кацис Леонид. Кровавый навет и русская мысль. Историко-теологическое исследование дела Бейлиса. М.-Иерусалим, 2006. С. 201, 240.

[5] Margolin A.D. The Jews of Eastern Europe. New York, 1926. P. 165. – Цит. по: Кацис Л. Указ. соч. С. 72. – Дело еврея-парикмахера Блондеса, который 2 марта 1900 г. в Вильне, на Пурим, пытался зарезать служанку Винценту Грудзинскую «для получения крови на мацу» (этого не исключала формулировка следствия). Однако, Блондес был осужден лишь на 1 год и 4 месяцев тюрьмы только за нанесение ран, а в 1902 г., благодаря хлопотам Грузенберга, был оправдан судом присяжных. (См.: Еврейская энциклопедия. Т. IV. С. 661-664.)

[6] Кацис Л. Указ. соч. С. 93.

[7] Margolin A.D. Op.cit. P. 181. – Цит. по: Кацис Л. С. 73.

* Заметим, что именно для этого и создавались "комитеты защиты" во все времена. Например, известный еврейский историк сообщает, что в XVIII в. от приговоров по делам ритуальных убийств евреи спасали своих уличенных соплеменников «еврейскими деньгами, которые иногда позволяли погасить дело в самом зародыше. Преимущественно этой цели служил секретный фонд "Ваада четырех стран" – фонд кровавого навета ("алилот шекер")» (Поляков Л. История антисемитизма. М.–Иерусалим, Т. 2. С. 354).

[8] Жаботинский В. Вместо апологии // Избранное. Иерусалим, 1992. С. 118-125.

[9] Кацис Л. Указ. соч. С. 88, 89.

[10] Кацис Л. Указ. соч. С. 89.

[11] Там же. С. 93.

[12] Margolin A.D. Op.cit.. – Цит. по: Кацис Л. Указ. соч. С. 73. См. также: Прошение защитников Менделя Бейлиса О.О. Грузенберга и А.Д. Марголина в Киевский Окружной Суд от  5 февраля 1912 года (ГАРФ. Ф. 827. Оп. 1. Д. 60. Л. 67- 72).

[13] Стенографический отчет. Киев, 1913. Т. 2. С. 296.

[14] Кацис Л. Указ. соч. С. 162.

[15] Стенографический отчет. Т. 2. С. 372-400.

[16] Грец Г. История евреев. Одесса, Б.г. Т. 11. С. 380, 386.

[17] Стенографический отчет. Т. 2. С. 363, 366, 375.

[18] Стенографический отчет. Т. 1. С. 31. Сам Глаголев в Стенографическом отчете не представлен в числе выступавших на суде, прокурор ссылается на его письменную экспертизу.

[19] Там же. Т. 2. С. 402.

[20] Там же. С. 404.

[21] Там же. Т. 3. С. 124.

[22] См.: Приложение III // Замысловский Г.Г. Убийство Андрюши Ющинского. Петроград, 1917. С. 515-516.

[23] Мейер Ф. Профессор В.Ф. Залесский как сторонник кровавого навета. Вильна, 1913. С. 15.

[24] Тихомиров Л.А. Церковный собор, единоличная власть и рабочий вопрос. М., 2003. С. 530.

[25] Стенографический отчет. Т. 3. С. 273.

[26] Там же. С. 225.

[27] Стенографический отчет. Т.3. С. 300.

[28] См.: письмо киевского протоиерея Григория Прозорова Киевскому митрополиту Флавиану (РГИА СПб. Ф. 796 [Канцелярия Святейшего Синода]. Оп. 205. Ед. хр. 739) в брошюре: Бронзов А.А., проф. Ритуальные убийства. Днепропетровск–Харьков, 2006. С. 82. А также: Меньшиков М.О. Тень убитого // Новое время. 1913. 7 дек. С. 4; Заметки по поводу процесса об убийстве Андрюши Ющинского // Мирный труд. Харьков, 1913. № 11. С. 231.

[29] Стенографический отчет. Т. 3. С. 291.

[30] Кацис Л. Указ. соч. С. 78.

[31] Замысловский Г.Г. Умученные от жидов. Саратовское дело. Харьков, 1911.

[32] Краткая еврейская энциклопедия. Иерусалим, 1996. Т. 7. С. 677-679.

[33] Жаботинский В. Первая половина вердикта // Речь. 1913. 30 окт. – См. этот текст также в: Кацис Л. Указ. соч. С. 445-447.

[34] Берберова Н. Люди и ложи. Нью-Йорк, 1986. С. 143.

[35] Дело Менделя Бейлиса. Материалы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства о судебном процессе 1913 г. по обвинению в ритуальном убийстве. (Отв. редактор Г.М. Резник). СПб., 1999. С . 44, 46.

[36] Тагер А. Указ. соч. С. 298.

[37] Грузенберг О. Указ. соч. С. 110-111.

[38] Более подробную оценку этой книги см. в конце приложения "Дело Бейлиса в справочной и научной литературе".

[39] Кацис Л. Указ. соч. С. 26, 411.

[40] Резник С. Растление ненавистью. М.–Иерусалим, 2001. С. 16, 34, 143, 149-150. Между прочим, фамилия этого автора указывает на профессию его предков. Более известный его однофамилец – Генри Резник, глава московской адвокатской Коллегии и член президентской "Общественной палаты", защищая еврейскую сторону на нашем суде с раввинами 11.04.2006, возмущался тем, что в "Обращении 5000" упоминается работа В.И. Даля: «То, что Назаров даже в столь официальном, светском документе… повторяет обвинение еврейской расы в ритуальных убийствах, – естественно, это приводит нас в возмущение, с евреями вообще нельзя говорить о крови» (Басманный районный суд г. Москвы, дело № 2-123/06, протокол от 11.04.2006, с. 222 об.).

[41] В издательстве "Русская идея" подготовлено к печати новое издание этой знаменитой книги В.И. Даля с приложениями, в том числе с доказательством ее авторства.

[42] Дейч М. Герой вонючего рынка // Московский комсомолец. 2006. 24 июня. На одном из сайтов утверждается, что Дейч – потомок знаменитого жидобольшевицкого палача, зверствовавшего в Одессе (http://tramplin.ru/allarticles.php?aid=243&page=21).

[43] Резник С. Указ.соч. С. 59.

[44] Каджая В. Пятый пункт и девятый вопрос – http://www.hro.org/actions/nazi/wk.htm

[45] Мень А., свящ. Евреи и христианство // Вестник РХД. Париж, 1976. № 117. С. 113.

[46] Международная еврейская газета. М., 2004. № 47-48. См. также другие подобные требования: Шафиров М. Антисемитское предание: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=30678&cf=; Еврейское слово. М., 2005. № 11.

[47] Вестник РХД. Париж, 1973. № 108-110.

[48] Источник. М., 1996, № 4. С. 117, 121, 122.

[49] Трахтенберг Дж. Дьявол и евреи. Средневековые представления о евреях и их связь с современным антисемитизмом. М.–Иерусалим, 1998.

[50] Стенографический отчет. Т. 2. С. 367.

[51] См.: Буткевич Т.И., протоиерей, профессор. О смысле и значении кровавых жертвоприношений // Вера и разум. Харьков. 1913. № 21 (и далее). С. 414-415.

[52] Буткевич Т.И. Указ. соч. С. 284-289.

[53] Стенографический отчет. Т. 1. С. 227-230.

[54] См. современное издание в сборнике: Розанов В.В. Сахарна. М., изд-во "Республика". 1998. С. 360, 438.

[55] Стенографический отчет. Т. 2. С. 252-257.

[56] См. также: Буткевич Т.И. Указ. Соч. С. 558-574.

[57] Стенографический отчет. Т. 2. С. 304.

[58] Там же. Т. 2. С. 359.

[59] Там же. Т. 3. С. 201.

* И  2005 г. в Красноярске были похищены пятеро детей перед праздником Песах; расчлененные и обгоревшие трупы четверых из них были найдены обезкровленными в люке теплотрассы.

[60] Стенографический отчет. Т. 2. С. 366.

[61] Много интересных наблюдений, хотя порою и спорных, содержится в упомянутой книге Розанова "Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови". Особенного внимания заслуживает там анализ о. Павла Флоренского в Приложении 2: «Виновен Бейлис или нет – все равно общее подозрение в ритуальных убийствах как одном из проявлений мистического влечения к крови должно остаться на этом народе» (Розанов В. Указ. соч. С. 360).

[62] Трактаты "Зевахим", "Тамид" и др.; Буткевич Т.И. Указ. соч. С. 426; Розанов В. Указ. соч. Приложение 1; Кровь в верованиях и суевериях человечества. СПб. 1995.

[63] Соколов В. Обрезание у евреев. Историко-богословское исследование. Казань. 1892. С. 452-462. – Приведено по: Розанов В. Указ. соч. С. 295-299.

[64] Розанов В. Указ. соч. С. 314. На сайте израильского писателя Исраэля Шамира опубликовано аналогичное мнение В. Магера (http://www.webboard.ru/mes.php? id=6419859&fs=0&ord=0&board=22858&lst=&arhv=).

[65] Пранайтис И.Б. "Тайна крови"  у евреев. CПб. 1913. С. 29.

[66] Стенографический отчет. Киев. 1913. Т. 2. С. 368-369.

[67] Пранайтис И.Б. Указ. соч. С. 39-40.

[68] Стенографический отчет. Т. 2. С. 303-307.

[69] Монах Неофит о тайне крови у иудеев в связи с учением каббалы. СПб. 1914. С. 23.

[70] Энтова А. Пасхальная жертва. – http://www.machanaim.org/ holidays/pesah/t-jertva.htm (сайт еврейского культурно-религиозного центра Маханаим) и др.

[71] См.: Буткевич Т.И. Указ. Соч. С. 561.

[72] Флоренский, Павел, свящ. (псевдоним Ω). Проф. Д.А. Хвольсон о ритуальных убийствах // Розанов В. Указ соч. С. 356-360.

[73] Энтова А. Указ. соч.

[74] Жаботинский В. Вместо апологии // Указ. соч. С. 118-125.

[75] Пранайтис И.Б. "Тайна крови"  у евреев. CПб. 1913. С. 20.

[76] День рождения Мошиаха // Алеф. Нью-Йорк–Москва–Иерусалим, 2003. № 12. 2-я с. обложки и с. 24.

[77] Der Hammer. Wien. 1913. № 274. – Цит. по: Двуглавый Орел. Киев, 1913. 25 окт. № 12.

[78] New York Sun. 1912. 31.III. – Цит. по: Шмаков А. Международное тайное правительство. М., 1912.  С. 604.

[79] Краткая еврейская энциклопедия. 1976. Иерусалим. Т.1. С. 108; Encyclopaedia Judaica. Vol. 14. P. 962.

[80] Россия и США: дипломатические отношения 1900–1917. Документы. Издание Международного фонда "Демократия", Гуверовского института и Стэнфордского университета. М., 1999. С. 562-564.

[81] Philadelphia Press. 1912. 19.II. – Цит. по: Шмаков А. Указ. соч. С. 603.

[82] Россия и США: дипломатические отношения... С. 306-307.

[83] Степанов С. Черная сотня. М., 2005. С. 383.

[84] Грузенберг О. Указ. соч. С. 111.

* "Новым делом Бейлиса" Троцкий и Ленин заклеймили летом 1917 г. разоблачение их финансирования Германией (точнее – кредитами еврейских банков). "Новым делом Бейлиса" "Международная еврейская газета" (2005. № 19-20) назвала наше "Письмо 5000" о человеконенавистническом "Шулхан арухе", пытаясь встречным "гевалтом" расправиться с русским движением.

[85] Attali J. Les Juifs, le monde et l’argent. Paris, 2002. P. 464.

** Разумеется, на Западе было немало людей, понимающих суть "дела Бейлиса", но не имевших влияния на СМИ. Даже американский консул в Одессе Джон Грант вынес из Киевского процесса убежденность, о которой докладывал госсекретарю США в письме от 13.11.1913: «Жюри присяжных огласило вердикт, согласно которому мальчик стал жертвой жестокого убийства в Киеве, и в его смерти повинна секта фанатичных евреев... Это было одно из так называемых еврейских ритуальных убийств... Здесь ни в коем случае не следует усматривать проявлений каннибализма... но многими считается, что подобное является лишь символом в каббалистическом процессе, призванном объединить всех евреев против всех неевреев и поддерживать в умах евреев идею избранности их расы. А именно, того, что все прочие народы всего лишь пища для них и имеют право на существование, лишь пока могут быть полезны евреям» (Philip de Vier. Blood Ritual. West Virginia. 2001. – Цит. по:  Филип де Вер. Ритуальные убийства. Харьков. 2006. С. 289-291).

[86] Дело Менделя Бейлиса. Материалы Чрезвычайной следственной комиссии... С . 14.

[87] Розанов В. Указ. соч. С. 333.

[88] Резник С. указ. соч. С. 72.

[89] Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Лондон, 1982. Т.1. С.13.

[90] ЦГИАУ Ф. 127. Оп. 790. Д.172.

* Нынешний первоиерарх РПЦ МП в знаменитой речи перед раввинами в Нью-Йорке 13 ноября 1991 г. поставил это даже в заслугу Церкви: «Во время печально знаменитого суда над Бейлисом эксперты нашей Церкви… твердо защищали Бейлиса и решительно высказались против обвинений евреев в ритуальных убийствах… для защиты евреев [очень много сделали] многие другие наши иерархи и богословы» (Алексий II, патриарх. Ваши пророки – наши пророки // Московские новости. 1992. № 4. 26 янв. С. 24. – См. также книгу: Речь патриарха Алексия II к раввинам г. Нью-Йорка 13 ноября 1991 года и ересь жидовствующих. М., 1992.). И о мученике Гаврииле на официальном сайте МП сообщается лишь: «варварски замучен в культовых целях представителями одной из религиозных сект, имена которых сохранились в старинных летописях» (http://www.patriarchia.ru/db/text/50460.html).

[91] Стенографический отчет. Т. 3. С. 57.


———————————— + ————————————
назад  вверх  дальше
——————— + ———————
ОГЛАВЛЕНИЕ
——— + ———
КНИГИ

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=440408


 просмотров: 21204
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:


Александр Казак2012-01-30
 
Мария: "...Но самое главное евреям НЕЛЬЗЯ употреблять кровь в пищу ни при каких условиях,но если вы знакомы с Талмудом и Шульхан арухом,то конечно вы все это знаете. Проблемы?;)". Ой ли? Вы действительно хорошо знаете талмуд? 1. По учению талмуда и раввинов, военная служба и болезни освобождают от закона вообще и от запрещения на известную пищу; 2. талмуд же именно разрешает, в известных случаях, употреблять в смеси с явствами кровь рыбью и человечью (талмуд,кн. ИореДео разд 66, лист 53), и говорит по сему поводу так: "кровь скотская, звериная и птичья запрещается; кровь рыбья не запрещена, если только по положительным признакам, например по чешуе, можно узнать, что она действительно рыбья". Человеческая кровь запрещена также по виду своему, потому что не может быть отличенв от скотской; посему кровь человеческая, оставшаяся от зубов на корке хлеба, должна быть отскребена; НО СЛУЧИВШУЮСЯ ВО РТУ КРОВЬ ПРОГЛОТИТЬ МОЖНО. Вообще же, рыбья и человеческая кровь, как по закону не запрещенная, во всякой смеси с явствами разрешается. В книге Шульхан Орух, стр.42, ст.67, это сказано также ясно: "...кровь скота и зверя употреблять в снедь нельзя, а кровь человеческую, для пользы нашей, можно".

 
МВН - Марии2011-11-13
 
Ага. "Они уже и не евреи вовсе", особенно Шнеерсон. Наверное, присяжные в своем ответе на первый вопрос просто нагло врали, чтобы спровоцировать погром и помочь мракобесной царской охранке. Ведь мирный чадолюбивый "нееврей" Бейлис утащил Андрюшу просто, чтобы поиграть с ним возле чуждой ему заводской синагоги. И вообще мальчик, похоже, сам себя исколол и убил, как недавно пятеро детей в Красноярске и трое в Истринском районе.

 
Мария2011-11-13
 
Прочитав,первые пару строк,становится удивительным как так автору удалось договорится со своей совестью,дабы так нагло врать. Ранений было 14,а не 13,при таком кол-ве ранений происходит внутринее кровоизлияния,а не наружное. Гости Бейлиса,были не религиозными еврея,то есть вообще не религиозными,а по еврейским законам они уже и не евреи вовсе,тем более сам Бейлис был в этом отношении достаточно индеферентен,тем более где то мной было прочитано что это была суббота,в субботу как известно религиозным евреям нельзя совершать, никаких дел,а если он не религиозен,то зачем ему совершать убийство на религиозной почве. Вообщем продолжать можно бесконечно.Но самое главное евреям НЕЛЬЗЯ употреблять кровь в пищу ни при каких условиях,но если вы знакомы с Талмудом и Шульхан арухом,то конечно вы все это знаете. Проблемы?;)

 
Любящий Всех2011-07-04
 
Религии - это ограниченные традиции и не более. Религии не в состоянии решить проблему единения всех людей через Любовь, т.к. каждая религия только себя и считает истинной, т.е. монопилист с претензиями на правду, что противоречит сути Природы. Природа есть Единый Высший Творец.

 
дмитрий2010-10-16
 
Покаяться надо и автору текста и писавшим отзывы. Проклинающий народ хулит Творца.

 


Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.В.Литовчик-Горбань
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.