Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
ТАЙНА РОССИИ

3. Гордыня католического Рима


К началу Средневековья христианство распространилось на все народы вокруг своей средиземноморской колыбели. Но к этому времени, на переломе первого тысячелетия, назревает грехопадение христианского Запада, так же (как ранее иудеи) не устоявшего перед соблазном гордыни и своеволия. Именно этот соблазн отличает Запад от пути православной России, выходящей в ту же эпоху на историческую арену Ключевым понятием здесь становится понятие Удерживающего.

Под этим словом как восточные, так и западные отцы Церкви и богословы (напр., Иоанн Златоуст, Тертуллиан, Викторин Петавийский, блж. Иероним, Феофилакт Болгарский и др.) понимали сначала сам принцип римской государственной власти как действующей 'для наказания преступников и для поощрения делающих добро, - ибо такова воля Божия' (1 Петр. 2:14; Рим. 13:1-6) - в противоположность анархии. Во времена апостола Павла это была власть Римской империи, распространявшаяся почти на весь известный европейцам мир. (Уже древними отцами было верно замечено, что если бы апостол под Удерживающим имел в виду Церковь или Святого Духа, - то сказал бы это прямо; о Римской же империи в те времена преследований христиан он не хотел говорить прямо, чтобы не быть обвиненным в предрекании ее конца в виде "взятия" Удерживающего.)

С перенесением в IV в. столицы Империи в ее восточную часть, в Константинополь (на II Вселенском Соборе в 381 г. он был назван Новым Римом), Империя усилила свою удерживающую роль тем, что обрела истинную религию, раскрывавшую смысл истории и смысл идущей в ней борьбы между силами добра и зла.

И подобно двум природам во Христе, в котором неслиянно и нераздельно соединено Божественное и человеческое, православная государственность также обрела двухсоставное строение. При Императоре Юстиниане I в предисловии к 6-й новелле Юстинианова кодекса формулируется понятие "симфонии" (гармоничного созвучия, согласия) священства и царства. Церкви и государственной власти монарха, разными средствами служащих одной цели. Церковь заботится о душах людей, спасая их и готовя к Небесной жизни; государственная власть заботится о жизни земной, ограждая ее, насколько возможно, от действия сил зла и создавая для Церкви наиболее благоприятные условия. Так же, как тело мертво и бессмысленно без души, так и природное государство только от Церкви Христовой получает конечное назначение и смысл своего существования, добровольно подчиняясь этой цели как единственной высшей Истине.

То есть, христианское государство служит не узаконению природного греховного состояния человечества, когда власть используется лишь для его лучшей организации и нормализации греха (откат к этому позже вновь произойдет в демократии), а стремится к совершенствованию людей, к преодолению их греховности, к очищению в них образа и подобия Божия - что и есть главное дело человека на земле, достигаемое через Церковь. Поэтому и власть в христианском государстве должна исходить и зависеть не от греховной воли людей, а от Замысла Божия - вот главное обоснование православной монархии.

Обоснование монархии как не зависимой от людей богоустановленной власти, в которой нуждается поврежденная грехом человеческая природа, см. в отдельной статье сборника.

После разделения Римской империи на восточную и западную части и завоевания Рима варварами в 476 г. западная часть империи утрачивает римскую государственность, а восточная продолжает существовать под именем Византии. Однако гордыня "ветхого" Рима, древней имперской столицы, не дает покоя римским епископам (папам) и мешает им признать равными епископов Нового Рима - Константинополя. (Видимо, промыслительным был перенос в 330 г. Императором Константином столицы на новое место - это избавляло от соблазнов земного могущества языческого Рима, превращало его в прошедший этап.) Папы все больше настаивают на своих особых правах в Церкви, хотя Вселенские Соборы такого права им не дали, признав за римскими епископами лишь историческое "первенство чести". Для обоснования папского верховенства католики неоднократно использовали подложные документы, как, например, 'дарственная грамота Константина Великого' или сборник так называемых 'лжеисидоровых декреталий'...

Римский папа Лев III в стремлении к независимости и усилению своего влияния на светскую власть вместо признания византийского Императора коронует в 800 г. в Риме своим императором франкского короля Карла Великого. Это положило начало западной 'Священной Римской империи', претендовавшей на преемственность от Рима и соперничавшей в этом с Византией. В дальнейшем папы присваивают себе право раздавать императорскую корону по своему усмотрению.

'Священная Римская империя' была создана в IX-X вв., включала в себя германские, итальянские, славянские и др. земли. При Карле Великом называлась 'Римская империя', с 1157 г. 'Священная империя', с 1254 'Священная Римская империя'; в XV в. 'Священная Римская империя германской нации'. Прекратила существование в 1806 г. в ходе войн Наполеона.

Кроме того, римские епископы начинают демонстрировать свой "ум": самовольно вводить новшества в вероучение, утвержденное Вселенскими Соборами, что в 1054 г. завершает откол западной Церкви от Православия.

Именно основываясь на своем местопребывании в Риме как древней столице мира, западная Церковь присвоила себе название "католической", то есть всеобщей, вселенской - хотя это не соответствовало истинному положению вещей: столица всего христианского мира с IV в. была в Византии. Там созывались Вселенские Соборы и именно Константинопольский Патриарх с VI в. на основании сложившейся реальности получил титул Вселенского (всехристианского). Сама кафоличность в Православии понималась не территориально, а духовно, как всеохватывающая в пространстве и времени соборность (в отличие от единоначалия папы), включая и связь с предыдущими поколениями.

Разумеется, и Византия была не без греха (достаточно вспомнить императоров-иконоборцев в VIII в., случаи насильственной узурпации власти и т. п.), что могло способствовать отколу западной части Церкви, однако все же главная причина была в ее гордыне. И если византийские отступления от должного христианского идеала государственности в конце концов преодолевались соборным мнением Церкви, сохраняя сам идеал, то западная Церковь все больше шла по пути накопления различных искажений этого идеала и вероучения.

Православная богословская критика давно дала убедительное опровержение католических "догматов" на основе Священного Писания. Однако достойны удивления как сама потребность западной Церкви в этих ничем не оправданных нововведениях, так и упорство, с которым католики их отстаивают. Похоже, в этом сказалась преувеличенная рациональная обращенность католиков к земным целям и средствам.

К нашему времени католики отделили себя от Православия такими главными догматическими новшествами:

- утверждение, возобладавшее в XI в., что Святой Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Сына, что противоречит описанию Крещения Христа, когда на Него снизошел Святой Дух от Бога Отца, а также прямым словам Христа о Святом Духе, 'Который от Отца исходит' (Ин. 15:26);

- утверждение, появившееся еще в IX в. и в 1854 г. возведенное в догмат, что не только Иисус Христос, но и Божия Матерь была зачата Ее родителями вне первородного греха, что противоречит уже словам Архангела при Благовещении: 'Ты обрела благодать у Бога...' (Лк. 1: 30);

- введенный еще в XI в. папой Григорием VII и официально утвержденный в 1870 г. догмат о 'непогрешимости' Римских пап в делах веры как 'наместников Христа' на земле, чья власть превосходит решения Соборов. В основе этого догмата лежит изначальное превознесение Римского епископа (папы) над всеми остальными, обосновываемое горделиво-ложным истолкованием слов Христа об апостоле Петре как о "камне", на котором Господь создает Церковь (Мф. 16:18-19). Из этого никак не следует, что Церковь была создана только на Петре, тем более, что в другом месте Христос прямо призывает апостолов именно к равенству: 'Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними... Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою' (Мр. 10:42-43). А о том, что погрешим был и апостол Петр, говорят слова Христа о нем, сказанные в этой же главе далее: 'отойди от меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое' (Мф. 16:23).

Католики стремились организовать жизнь людей как 'зачаток Царства Божия на земле' - что само по себе было утопической целью: Царство Божие 'не от мира сего'. И успехи христианизации измерялись по внешним, земным, критериям. При этом дисциплина и право сами по себе ценности положительные, но определяющие лишь внешнюю форму жизни человека, - стали преобладать над ее целью: праведностью для достижения Царства Небесного. Закон был поставлен выше благодати.

Видимо, именно эта обращенность к земной активности объясняет догматические новшества католиков: вольно или невольно они стремились размыть принцип неслиянно-нераздельного соединения Божественного и человеческого во Христе - в сторону человеческого, земного.

Так, упорствование в исхождении Святого Духа не только от Бога Отца, но и от Сына, возможно, таит в себе подсознательный смысл: от Бого-человека.

Смысл Боговоплощения явно искажается догматом о 'непорочности зачатия' Божией Матери Ее родителями. Католики выдавали это за Ее возвеличение - на деле же умаляли Ее заслугу в стяжании непорочности всей Ее праведной жизнью. Даже Бернард Клервосский (причисленный католиками к лику святых) уже в XII в. называл эту идею 'прославлением греха', ибо фактически католики отвергли этим само понятие первородного греха как поврежденности человеческой природы. Таким изъятием Божией Матери из состава человечества, выдергивается ключевое звено в Боговоплощении как неслиянно-нераздельном соединении Божественного и человеческого для искупления всех грешных людей.

Сама католическая трактовка искупления представляет собой юридическую аналогию возмещения морального ущерба. Искупление понимается как удовлетворение, принесенное Богу Отцу Сыном Божиим за оскорбление, нанесенное Богу Адамом при грехопадении. Бог при этом представляется не любящим Отцом, а неумолимым Судьей. В православном же понимании искупление совершилось тем, что Христос Своей сострадательной любовью к людям, добровольной смертью и воскресением разрушил дьявольскую власть над человеком, дал ему возможность свободно следовать по указанному пути спасения, раскрытия в себе образа и подобия Божия.

Рационально-юридическое толкование спасения как действия внешнего (церковные таинства в понимании католиков действуют автоматически и на недостойных) ведет к формализации добродетели как количественной меры. Отсюда и вопиющая практика продажи католическим духовенством сверхдолжных "излишков добродетели" праведных людей грешным в виде индульгенции.

Во всем этом было умаление необходимости личного и свободного духовного усилия человека для спасения. В области организации католическая Церковь своим идеалом имела скорее всемирную дисциплинированную армию с беспрекословным чинопочитанием. Православная же Церковь - соборную семью верующих с уважением святости в своих предстоятелях и подвижниках.

Провозглашение Римских пап "непогрешимыми" наместниками Христа было закономерным увенчанием структуры бюрократически-юридического христианства (соборы не созывались с XVI по конец XIX вв.), в корне противоречащей соборному Православию.

В отличие от единовластия католического папы и от децентрализации протестантства Православная Церковь сочетает то и другое в принципе соборности: 'Епископам всякаго народа подобает знать перваго из них и признавать его как главу и ничего превышающаго их власть не творить без его разсуждения; творить же каждому только то, что касается до его епархии...; но и первый [первоиерарх] ничего не творит без разсуждения всех, ибо так будет единомыслие...' (Апост. 34).

Папская гордыня схожа с соблазном иудейских первосвященников, претендовавших на тотальную власть над душами. Сказался и рационалистический фундамент языческого Рима с его упором на дисциплину, право, внешнюю силу государства, причем сам папа стремился быть главой 'Священной Римской империи'. Подменяя собою государственную власть в ряде стран или соперничая с нею (что воспитывало и в западных монархиях не христианские и не служебные качества, а властное стремление к абсолютизму), католики наряду со степенями священства ввели параллельную чиновничью иерархию в виде кардиналов, легатов, нунциев; Ватикан считается государством.

Поначалу все это в известной мере тоже удерживало открытый разгул зла в католических странах, однако и позволяло ему все больше скрыто укореняться в самой Церкви, подменяя ее назначение. Ведь в сущности, папизм все больше склонялся к тем методам власти, которыми дьявол искушал Христа в пустыне: Церковь не для спасения человечества к Царствию Небесному, а для управления земным миром - по аналогии с 'Великим инквизитором' Ф.М. Достоевского. Подчиненный папе католический орден иезуитов, перенимая в борьбе с антихристианскими силами их средства, легализовал для этого даже принцип приспособительной морали: 'Святая цель оправдывает любые средства', включая ложь, - а это было не чем иным, как переходом к жизни по чужим правилам, правилам дьявола, что стало его серьезной победой над западным христианством.

Все эти накопившиеся неправды католицизма давали и антихристианским силам удобный повод для его критики с целью дальнейшего разложения западного христианства. Наступила протестантская Реформация под заметным влиянием еврейства. Грец пишет, что еврейство 'вошло в моду... князья и университеты буквально гонялись за учителями еврейского языка и основывали особые кафедры не только в Германии и Италии, но и во Франции и Польше', 'сам Лютер обучался еврейскому языку', 'наводил справки у евреев', защищал их. Евреи же полагали, что 'христианские ученики все без исключения друзья евреев и будут способствовать их благу', а 'многие пылкие евреи видели в этом восстании Лютера против папства падение христианского учения и триумф иудаизма' (Грец Г. Указ. соч., т. 10, с. 164-169).

Протестантизм был во многом понятным протестом против заблуждений католицизма. Но при такой моде на еврейство было не удивительно, что этот протест направлялся не на восстановление истинного христианства, а на отвержение самого понятия Церкви. Протестанты выдвинули претензию на 'непосредственное общение с Богом', передав полномочия своего религиозного главы светскому возглавителю государства. Религия постепенно стала для них утилитарной идеей, помогающей лучше устраивать "реальную" жизнь.

Характерно для всего Запада, что и у католиков и у протестантов главный праздник - Рождество, воплощение Христа в сей мир; тогда как у православных главный праздник - Воскресение Христа, Его открытие людям врат в Царствие Небесное.

Увлекшись земными средствами христианизации мира. Запад сразу же ушел и от принципа симфонии. Так в истории возникло три варианта союза духовной и светской властей, выраженных в известном образе двух мечей, духовного и материального: 1) в византийской - двух мечей в двух разных, но согласованных руках: Церкви и государства; 2) в римской схеме двух мечей в руках папы; 3) в протестантской схеме двух мечей в руках светских глав христианских государств (Карташев А. 'Воссоздание Св. Руси').

Лишь в Православии этот принцип неслиянно-нераздельного соединения Божественного и человеческого во Христе оказался, по аналогии, верно применен к неслиянно-нераздельному союзу Церкви и государства в понятии "симфонии". Два других западных типа сочетания духовной и государственной власти вели к обмирщению Церкви: и когда она всевластно выполняет функции кесаря вплоть до карательных (отсюда католическая инквизиция, невозможная в православной симфонии); и когда Церковь, отталкиваясь от католического папоцезаризма, бросается в крайность цезарепапизма, подчиняясь воле кесаря и превращаясь в одно из "министерств" в протестантских государствах.

Не удивительно, что, 'неся вселенной свет Христа', западное духовенство не могло предотвратить геноцид аборигенов на территориях открываемых материков. В своей гордыне превосходства католики стремились "колонизировать" и православные народы - что показали уже крестоносцы, разграбившие Константинополь; он пал под натиском мусульман не без этой "христианской" подножки. В ту же эпоху был предпринят и католический поход против православной Руси, остановленный русскими на Неве и на Чудском озере...

Так католики в своей гордыне уже и сами все чаще становились глобальным инструментом сил зла против истинной Церкви. Соответственно и те немногие, частично сохранявшиеся на местном уровне удерживающие аспекты западной Церкви и западных монархий, в таком ходе истории все больше таяли.


———————————— + ————————————
назад  вверх  дальше
——————— + ———————
ОГЛАВЛЕНИЕ
——— + ———
КНИГИ

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=430133


 просмотров: 4663
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.