Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
ТАЙНА РОССИИ

2. "Единственно легальный, всенародно избранный"


Западные союзники Ельцина поддержали его как 'единственно легальную и всенародно выбранную власть' (газета НТС 'За Россию', 1993, ? 9) - в отличие от 'несвободно выбранного парламента'. Но ведь обе эти ветви власти были выбраны до августа 1991 г., еще при режиме КПСС, когда не было подлинного выбора из всего спектра политических сил. Обе они были избраны на основании той же советской конституции (впрочем, в 1992 г. она уже была значительно декоммунизирована) и обе клялись в верности ей. Обе поначалу поддерживали друг друга, причем до своего президентства Ельцин был гордым главой того же самого парламента, вовсе не считая его 'несвободным' или 'коммуно-фашистским' (в 1990 г. они совместно 'вывели' РСФСР из России, положив начало 'параду суверенитетов'); именно по настоянию Ельцина его преемником в этой должности стал Хасбулатов, а вице-президент Руцкой был 'всенародно избран' вместе с Ельциным...

Не было особой разницы между этими ветвями власти и по их самосознанию: обе они стали преемниками лишь последних 75 лет нашей истории, а не всего православного тысячелетия. Это они подтверждали не раз: парламент - отказавшись восстановить русский герб; президент - сохранив сатанинские звезды над Кремлем и почетный караул у мумии разрушителя Российского государства; и все вместе - узаконив большевицкие границы и даже в 1992 г. (!) утвердив день 7 ноября 'национальным праздником'...

Что же касается "победы" президента на апрельском референдуме 1993 г. - то, во-первых, и тогда народу не было предоставлено подлинного выбора, а лишь между этими двумя наследниками Октября. И, во-вторых, Ельцин получил доверие лишь 37,6% избирателей при 25,2% голосов против и 37,2% воздержавшихся (не видевших смысла в таком "выборе"), а политику Ельцина поддержали лишь 34% списочного состава избирателей* - и это при мощнейшей пропаганде СМИ и Запада в пользу Ельцина!** Если к тому же учесть не голосовавших россиян в 'ближнем зарубежье' хотя бы как воздержавшихся, то он получил поддержку менее трети народа. А если бы проголосовали и они, преданные Ельциным?*** И если бы на выборах была представлена иная, компетентная национально-государственная сила?

* Здесь процент голосов вычислен не от проголосовавших, а от списочного состава избирателей с подразделением на три категории: за, против, воздержавшиеся. Это точнее отражает раскладку сил, поскольку 'воздержавшиеся' в нынешней России, в отличие от Запада, игнорируют выборы не из равнодушия, а из недоверия ('не за кого голосовать') и часто - в виде протеста против происходящего в стране. [Прим. 1994 г.]

Если же считать от числа проголосовавших, доверие Ельцину выразили 58,7% (при 2,12% недействительных бюллетеней), его реформы одобрили 53,0% (2,37% недействительных), сочли необходимым досрочные выборы президента 49,5% (при 3,35% недействительных) и перевыборы народных депутатов - 67,2% (при 2,73% недействительных бюллетеней). Чтобы сделать бюллетень недействительным, на нем достаточно поставить еще один значок. В этой связи депутат В. Исаков отметил, что по вопросу о доверии Ельцину было наибольшее число выданных бюллетеней и наименьшее число недействительных, ибо каждый голос на вес золота... По вопросу же о перевыборах президента число недействительных бюллетеней максимальное. Не в этом ли причина парадокса: 58,7% доверяют президенту и 49,5% требуют его перевыборов? Лишь 0,5% отделяли от неприятного для Ельцина резльтата (Исаков В. 'Амнистия', М., 1996, с 347). [Прим. 1998 г.]

** Позже были опубликованы подробные разработки президентской команды по дискредитации оппонентов, выдаче обещаний улучшить жизнь, привлечению коммерческих банков для финансовой поддержки, тактике СМИ, психологической манипуляции с социологическими опросами людей, использованию в телепропаганде подставных лиц - рабочих, крестьян, студентов; а также: 'Головкову [руководитель аппарата правительства], Мурашову [начальник ГУВД Москвы], Гайдару, Козыреву поддерживать связь с зарубежными коллегами, просить у них идеологической и материальной поддержки' (текст этих разработок см. в книге: Руцкой А., 'О нас и о себе', М., 1995, с. 222-237). [Прим. 1998 г.]

*** В частности, из проголосовавших граждан России в Севастополе (служащие и сотрудники Черноморского флота и их семьи) недоверие Ельцину высказали 99,19%, за досрочные выборы президента высказались 99,73%, за перевыборы депутатов - 7,29% (Грешневиков А. Указ. соч., с. 6). [Прим. 1998 г.]

'Цивилизованные правовые нормы', по которым президент получает 'мандат от народа' на основании малой части его голосов, быть может, уместны в США (там президент побеждает, получая голоса лишь около четверти избирателей), но это противоречит и русскому стремлению к правде, и русской традиции соборности.

Так что президент и парламент не имели каких-либо легитимных преимуществ друг перед другом. Поэтому - да, надо было переизбирать и парламент, и президента (за это и автор этих строк проголосовал в апреле), надо было сменить и конституцию - но с максимально возможным соблюдением законности, во избежание потрясений. Осторожность была тем более необходима, что на апрельском референдуме абсолютного большинства не получил никто: из проголосовавших за переизбрание президента было 32,6%, за переизбрание парламента - 41,4% [от общего числа избирателей]. Это продемонстрировало не столько преимущество Ельцина перед парламентом, сколько раскол в обществе.

Поэтому правовые критерии в оценке их действий должны быть одинаковы, хотя и на двух разных уровнях:

а) по абсолютному критерию никто из них не соответствовал прерванной в феврале 1917 г. легитимности российской власти; она может быть восстановлена только Всероссийским Земским Собором;

б) но поскольку восстановление легитимности возможно лишь в виде постепенного нравственно-политического процесса, то, не теряя из виду абсолютного критерия, в переходный период не обойтись и без критерия относительного, то есть без существующей конституции (какой бы она ни была). Ибо несовершенная законность лучше, чем беззаконие.

Ни у одной из властей не было права нарушать этот временный закон, обеспечивавший худо-бедно равновесие между ними и создававший основу для правового развития. Запретив парламент, именно Ельцин, в нарушение своей клятвы соблюдать конституцию, пошел на путч в рамках существовавшей законности. И он не мог не понимать, что дело не обойдется без сопротивления парламента.
        Множество фактов указывает на то, что именно к вооруженному путчу Ельцин готовился, сделав вывод из своих неудачных попыток введения 'президентского правления'*.

* Имеются в виду его обращение 10 декабря 1992 г. о 'невозможности работать со Съездом депутатов' (когда Съезд не продлил 'особые полномочия' президента и потребовал смены главы правительства) и 20 марта 1993 г., когда Ельцин зачитал по телевидению неконституционный ОПУС (указ 'Об особом порядке управления' страной). Какими дальнейшими методами дискредитации вице-президента и Верховного Совета готовилась 'горячая осень', хорошо показано на многих секретных документах ельцинской команды в книге Руцкого 'О нас и о себе' (М., 1995, главы 'От "всевластия" советов к диктатуре "демократии"' и 'Поэтапная конституционная реформа'). 12 августа Ельцин уже прямо заявил на совещании с представителями СМИ, что 'сентябрь будет месяцем сверхбоевым: предстоит решить коренной вопрос - вопрос о власти, о конституции, о выборах'. А 13 августа Ельцин встретился в Петрозаводске с главами российских республик, пообещав передать им в собственность землю, недра, ресурсы континентального шельфа и воздушное пространство - взамен на поддержку президента в предстоящем перевороте. [Прим. 1998 г.]

Вспомним летнее заявление президента об 'артподготовке к предстоящей горячей осени', его поездки по элитным войскам с обещанием им всевозможных благ*, приведение десантной дивизии в Туле в состояние боевой готовности за неделю до указа о роспуске парламента (сообщение радио 'Свобода' - далее PC).

* Еще ранее Ельцин провел чистку армии и купил само армейское руководство, защитив его от обвинений в явной коррупции в огромных размерах. Соответствующие документы главного госинспектора РФ Ю. Болдырева президент положил под сукно, а Болдырева уволил. [Прим. 1998 г.]

Похоже, у Ельцина не было иной возможности удержать власть, ибо у оппозиции имелись очень неприятные факты коррупции в президентской команде*. Их невозможно было замолчать - оставалось только перейти в контратаку (в августе) и обвинить в коррупции оппозиционного вице-президента Руцкого, которого Ельцин отстранил от работы. (В конце года выяснилось, что дело против Руцкого было сфабриковано; оно прекращено за отсутствием состава преступления - см. 'Независимую газету' от 4.12.93 и 19.1.94.)

* Данные о коррупции Шумейко, Бурбулиса, Чубайса, Гайдара, Б. Федорова и др. были переданы вице-президентом Руцким в марте 1993 г. сначала президенту с грифом 'Секретно', однако Ельцин не реагировал ('Комсомольская правда', 1.9.95); затем 16.4.93 они были переданы Верховному Совету РФ и оглашены на его заседании 24.06.93 (часть документов опубликована в газете 'Завтра', 1994, ? 44). Решением Верховного Совета была создана Специальная комиссия Ген. прокуратуры для проверки, которая в конце августа за подписью первого заместителя Генерального прокурора РФ Н.И. Макарова подтвердила большинство фактов (текст см. в книге: Руцкой А., 'О нас и о себе', М. 1995, с. 222-237). [Прим. 1998 г.]

Понимая, что законными средствами ни от обвинений не защититься, ни парламент не ликвидировать, Ельцин первым применил вооруженную силу*, оцепив 'Белый дом' и избивая демонстрантов.

* Уже с 21 сентября по 2 октября, по данным штаба Дома Советов, на счету ельцинских военнослужащих было 22 убитых, в основном демонстрантов (Иванов И. 'Анафема', СПб. 1995, с. 189, 193, 451). Однако следует отметить, что вечером 23 сентября в СМИ было объявлено о попытке группы 'Союза офицеров' С. Терехова захватить законсервированный Главный штаб вооруженных сил СНГ на Ленинградском проспекте, при которой погиб милиционер и жительница соседнего дома. Если даже эта странная акция была предпринята именно Тереховым (по договоренности с радикал-коммунистом В. Анпиловым, который заранее объявил о захвате и призвал людей двинуться туда на поддержку, но сам куда-то исчез), - то это произошло без ведома руководства Дома Советов. Скорее же всего, имела место подготовленная провокация, т. к. нападавших там уже ждали ельцинские силы, включая 'несколько десятков молодых парней в черных куртках', на счет которых, возможно, и следует отнести погибших, ибо оружия калибра, соответствующего ранам пострадавших, у защитников Верховного Совета не имелось. К тому же эта попытка 'захвата штаба ВС СНГ' произошла накануне совещания глав СНГ в Москве 24 сентября - возможно, чтобы лишний раз подтолкнуть их на поддержку Ельцина. Об Анпилове же один из руководителей обороны Дома Советов замечает: 'Вопрос лишь в том, сознательный он провокатор или человек, которого просто ловко используют' (Иванов И. Указ. соч., с. 58-62). Для ельцинской команды эта акция стала поводом для блокады Дома Советов, 'от которого исходит смертельная угроза для москвичей'. В качестве такой угрозы сторонникам парламента приписали и гибель 29 сентября подполковника милиции В. Г. Рештука, в чем был виновен другой милиционер, раздавивший его при маневре грузовика. [Прим. 1998 г.]

Первую кровь, от пролития которой предостерегала Церковь, Ельцин пролил уже тогда. Те же, кто ему сопротивлялся с оружием, загнанные в угол, имели законное право на это (при попытке президента распустить парламент ст. 121 [пп. 6, 10, 11] действовавшей конституции автоматически отрешали президента от должности с передачей власти вице-президенту) - хотя именно вооруженное сопротивление и стало их роковой ошибкой. (Были у них и другие ошибки: назначение собственных силовых министров, напоминание о грозящей смертной казни за участие в государственном перевороте и т. п., то есть, для отстаивания своей не такой уж слабой позиции парламенту не хватило все того же политического профессионализма.)

Ельцин может сколько угодно называть 'мятежниками' не свою команду, а депутатов - эта логика за последние 75 лет народу известна хорошо. Тем более, что президент довел ее до совершенства: разорвав 'старорежимную' конституцию, расстреляв парламент, разогнав местные советы и остановив работу Конституционного суда, Ельцин сохранил действенность той же 'старорежимной' конституции относительно своего срока полномочий до 1996 г., вопреки сентябрьскому обещанию пойти на перевыборы в 1994 г. (Указ от 23.9.93 о назначении досрочных выборов президента на 12.6.94.)

Все вышесказанное перечеркивает и другой "правовой" аргумент западных покровителей Ельцина: 'хотя Ельцин нарушил конституцию, он сделал это во имя восстановления права'; 'действия Ельцина не были антиправовыми, ибо диктовались крайней необходимостью' (такова логика Д. Каминской и К. Симиса, юридических экспертов радио 'Свобода', 23.10.93 и 25.12.93).

Действительно, бывают времена, когда становится необходима и спасительна мудрая диктатура (так поступил генерал-христианин Франко в Испании). Если бы в России пришел к власти диктатор, обладающий национально-государственным умом, его стоило бы защищать от всех "демократических" нападок, помогая строить правовое государство. Но имеет ли такие качества Ельцин?

Нельзя не видеть, что 'крайняя необходимость' его расправы с оппозицией диктовалась не национальными, а личными интересами его команды - ради сохранения власти. Еще очевиднее это становится при рассмотрении нравственного аспекта его путча - как все было сделано.


———————————— + ————————————
назад  вверх  дальше
——————— + ———————
ОГЛАВЛЕНИЕ
——— + ———
КНИГИ

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=430113


 просмотров: 4858
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.