Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Календарь «Святая Русь»

Последние части Белой Армии оставили Крым


17.11.1920. - Последние части Белой Армии оставили Крым

 

Уходили мы из Крыма...

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы, все время мимо,
В своего стрелял коня.

А он плыл изнемогая
За высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной.

Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою...
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.

Мой денщик стрелял не мимо.
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

(Николай Туроверов)

 

...Первая эмиграция состояла из наиболее культурных слоев российского дореволюционного общества, с непропорционально большой долей военных. По данным Лиги Наций, всего Россию после революции покинуло 1 миллион 160 тысяч беженцев. Около четверти из них принадлежали к Белым армиям, ушедшим в эмиграцию в разное время с разных фронтов [1].

Их последний крупный контингент, ведший традицию от первого ядра добровольцев, прибыл в Константинополь в ноябре 1920 г. из Крыма (эвакуация происходила с 11 по 16 ноября нового стиля; последним на борт последнего корабля поднялся генерал П.Н. Врангель). В те дни примерно на 130 судах Россию покинули около 150 000 военных и гражданских лиц. Константинополь после капитуляции Османской империи был оккупирован войсками Антанты – военными союзниками России. Однако, они отнеслись к русским как к нежеланной обузе (неделю пришлось беженцам в неописуемых условиях ждать разрешения сойти на берег) и потребовали роспуска 60-тысячной армии.

Ген. П.Н. Врангель (преемник официальной русской власти от Колчака и Деникина) требовал уважения к армии, верно исполнившей союзный долг и до конца сопротивлявшейся немцам и их ставленникам-большевикам: «Я несколько недоумеваю, как могут возникать сомнения, ибо принцип, на котором построена власть и армия, не уничтожен фактом оставления Крыма» [2]. Но французский премьер Клемансо уже заявил, что «России больше нет». Франция сочла себя свободной от союзных обязательств и согласилась лишь обезпечить снабжение на кратковременный период «распыления» русских войск. Англичане (Ллойд-Джордж) вообще отказались от помощи, настаивая на немедленной репатриации эмигрантов в Советскую Россию (где в это время шел крымский террор Бела Куна и Землячки: были расстреляны многие десятки тысяч человек)...

Русские не считали, что борьба проиграна окончательно. Они «оставили Крым не с тем, чтобы жить за пределами своего отечества, как эмиграция. Они хотели оставаться русскими, вернуться в Россию и служить только России. Они уходили со своими учреждениями учебными и санитарными, со своим духовенством, наконец, со своим флотом и со своей военной организацией» [3]. Войска временно расположились, почти без средств обустройства, в лагерях Чаталджи, Галлиполи и Лемноса (в районе проливов); флот был отведен в Бизерту (Северная Африка). Вскоре из Чаталджи пришлось отойти дальше: союзники боялись, что русские части возмутятся и захватят Константинополь [4].

Еще «Сильнее, чем физические лишения, давила нас полная политическая безправность. Никто не был гарантирован от произвола любого агента власти каждой из держав Антанты. Даже турки, которые сами находились под режимом произвола оккупационных властей, по отношению к нам руководствовались правом сильного» [5], – писал Н.В. Савич, ближайший сотрудник ген. Врангеля, ответственный за финансы.

В компенсацию за снабжение русской армии продовольствием французы «просто реквизировали все имущество, вывезенное из Крыма. Сперва они наложили руку на три больших парохода с углем, ...а потом им это понравилось и они распространили эту меру на все, что находилось на судах. Особенно тяжело было для нас потерять грузы, находившиеся на “Рионе”, это был наш единственный запас обмундирования и материалов для шитья теплой одежды, а между тем войска очень страдали от холода и плохого обмундирования, пришедшего в полную негодность во время последних боев и эвакуации. Стоимость этого имущества оценивалась во много десятков миллионов франков, средств приобрести новые материалы у нас не было, таким образом отпадала последняя надежда сносно одеть людей, хотя наступала уже зима, дул вечный ветер, постоянно шел мелкий дождь...» [6].

В числе реквизированных грузов было 45.000 винтовок, 350 пулеметов, сотни тысяч гранат и снарядов, 12 миллионов патронов, 300.000 пудов зерна, 20.000 пудов сахара, 50.000 пудов другого продовольствия, 200.000 комплектов обмундирования, 340.000 – белья, 58.000 пар обуви и многое другое, необходимое для жизни [7].

Французы взяли себе «в компенсацию» и все русские торговые и военные суда. Затем конфисковали остатки денег врангелевского правительства в парижском банке. Затем – личные счета лиц из окружения Врангеля... Савич, стараясь не обижать французов, пишет, что пропитание русских тоже стоило Франции немалых средств, и считает что в общем-то французская помощь «заслуживала благодарности». Но все же русские были союзниками, и к ним можно было ожидать другого отношения. Французы могли вспомнить хотя бы о том, что именно вступление в войну русской армии – неподготовленное, неудачное, оплаченное большой кровью – спасло Францию в 1914 году... (Маршал Фош позже признавал: «Если Франция не стерта с карты Европы, она этим прежде всего обязана России» [8].)

Еще тяжелее пришлось в Константинополе гражданским беженцам, в том числе предыдущих эвакуаций (из Новороссийска и Одессы). Получить визу в другие страны было невозможно. «Началось тяжелое существование, когда человек всецело поглощен заботами о насущном хлебе, о ночлеге, о том, чтобы как-нибудь добыть средства для своей семьи. Тяжело было видеть старых, заслуженных людей с боевыми отличиями, торгующих разными безделушками на Пере, русскую девушку в ресторанах, детей, говорящих по-русски, в ночную пору на улицах, заброшенных и одичавших...». Были рады любой работе: «Бывший камергер чистил картошку на кухне, жена генерал-губернатора стояла за прилавком, бывший член государственного совета пас коров... Жены офицеров становились прачками, нанимались прислугой. Появиться в хорошем костюме, обедать в модном ресторане было предосудительным. Это могли позволить себе только спекулянты » [9], – свидетельствуют два других очевидца.

«Мы испили чашу национального унижения до дна... Мы поняли, что значит сделаться людьми без отечества. Весь смысл армии в том и заключался, что, пока была армия, у нас оставалась надежда, что мы не обречены затеряться в международной толпе, униженные и оскорбленные в своем чувстве русских» [10]. Думается именно поэтому гражданская колония русских в Константинополе проявила более, чем где-либо, национально-политическое единство, образовав надпартийный Русский Совет и оказав положительное влияние на некоторые первые начинания в европейских эмигрантских столицах.

Французы сокращением пайков, угрозами и обманом старались заставить русских военных либо 1) вернуться в Россию, либо 2) ехать в Бразилию рабочими на плантациях, либо 3) перейти на положение беженцев и «распылиться». Но даже под угрозой голода в Россию вернулись лишь около 6.000 казаков, еще меньше предпочли покинуть армию как беженцы. Часть из них ген. Врангель сам старался устроить в другие страны – больных и менее пригодных к строевой службе.

Положение осложнилось весной, когда «внезапно появились всевозможные политические агитаторы – платные агенты, которые были готовы обещать все, что от них хотели услышать... Эту ситуацию использовали и большевики... и агенты-вербовщики Иностранного легиона.., собравшие немалый урожай. Затем появились католические монахи, обещая нуждавшимся и отчаявшимся утешение и покой в лоне единственно благодатной церкви... Даже спокойный и владевший собой Врангель вспылил и заявил французам: “Если французское правительство настаивает на том, чтобы уничтожить русскую армию, наилучшим выходом было бы высадить ее с оружием в руках на берегу Черного моря, чтобы она могла по крайней мере достойно погибнуть”...» [11].

Дело сильно осложнялось тем, что бывшие члены и дипломаты Временного правительства, созвавшие в Париже «Совещание послов», отказались предоставить зарубежные русские средства для нужд эвакуированной армии. Они считали себя преемниками законной власти, отвергая это право за Врангелем, и повели против сохранения армии активную кампанию. Это очень устраивало французское правительство, которое могло теперь ссылаться на то, что даже «авторитетные русские круги» выступают против «безсмысленного упорствования» Врангеля...

Ген. Врангель был изолирован французами от армии (в этом контексте стоит отметить, что какое-то судно "случайно" протаранило и утопило его яхту; погибло четыре человека). Поддержанием духа воинов занимались ген. А.П. Кутепов и комендант Галлиполи ген. Б.А. Штейфон. О результатах один из гражданских наблюдателей писал:

«Совершилось русское национальное чудо, поразившее всех без исключения, особенно иностранцев, заразившее непричастных к этому чуду и, что особенно трогательно, несознаваемое теми, кто его творил. Разрозненные, измученные духовно и физически, изнуренные остатки армии ген. Врангеля, отступившие в море и выброшенные зимой на пустынный берег разбитого городка, в несколько месяцев создали при самых неблагоприятных условиях крепкий центр русской государственности на чужбине, блестяще дисциплинированную и одухотворенную армию, где солдаты и офицеры работали, спали и ели рядом, буквально из одного котла, – армию, отказавшуюся от личных интересов, нечто вроде нищенствующего рыцарского ордена, только в русском масштабе, – величину, которая своим духом притягивала к себе всех, кто любит Россию» [12].


Парад в Галлиполи

Это «крошечное русское государство» на берегу Мраморного моря произвело впечатление даже на турок. Вследствие высокого уровня образования большинства русских, «они играли в Галлиполи, безспорно, доминирующую роль, потеснив влияние французов. На улицах городка появились русские вывески и надписи, на домах развивались русские знамена: Галлиполи стал русским городом (в котором русские, составляли около 50 % населения)» [13].

Следует подчеркнуть: ни ген. Врангель, ни ген. Кутепов уже не имели безспорных юридических прав принуждения. Подчинение им было добровольным. Как писал позже, в 1927 г., Н. Савич:

«Таким путем закладывался фундамент морального воспитания и обновления духа большой группы русских людей, пронесшей на своих плечах всю тяжесть междоусобной войны, испытавшей конечное поражение и изгнание, но не растерявшей духа, оставшейся морально целой, не сломленной несчастиями. Она закалилась в испытаниях и на ней оправдались слова поэта: так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат.

Судьба помогла Врангелю выковать моральную силу тридцати тысяч русских людей. Он и его сотрудники и помощники не опустили рук, когда, казалось, их роль в истории была уже сыграна». Они сумели «сохранить будущей России кадр людей, редкий по моральным качествам...» [14].

 Этим людям не было суждено увидеть Россию. Галлиполийское чудо, длившееся около года, было последним подвигом врангелевской армии. Но им предстояло оказать решающее влияние на становление русской политической эмиграции.

М. Назаров
(из книги "Миссия русской эмиграции", 1992 и 1994)

 


1. Ковалевский П. Зарубежная Россия. Париж. 1971. С. 12-13.
2. Цит. по: Даватц В., Львов Н. Русская армия на чужбине. Белград. 1923. (Репринт: Нью-Йорк. 1985). С. 16.
3. Там же. С. 20.
4. Савич Н. Константинопольский период // Грани. Франкфурт-на-Майне. 1989. № 152. С. 234-235.
5. Там же. С. 260.
6. Там же. С. 219-220.
7. Штейфон Б. Военная деятельность Врангеля // Главнокомандующий Русской армией генерал барон П.Н. Врангель. Берлин. 1938. С. 207.
8. Цит. по: Игнатов М. Враги и друзья // Сигнал. Париж. 1939. № 60. 1 авг. С. 3.
9. Даватц В., Львов Н. Указ. соч. С. 20, 42.
10. Там же. С. 21.
11. Rimscha Н. Rußland jenseits der Grenzen 1921-1926. Jena. 1927. S. 11-12.
12. Даватц В., Львов Н. Указ. соч. С. 90.
13. Rimscha Н. Ор. cit. S. 8-9.
14. Савич Н. Указ. соч. С. 260-261.

+ + +

Вместе с армией генерала Врангеля из Крыма эвакуировалась духовная власть Белого движения – Временное Высшее Церковное Управление ("ВВЦУ") Юга России, образованное в мае 1919 г. в Ставрополе на Южно-Русском Священном Соборе. В Константинополе архиереи провели совещание, на котором было обсуждено Постановление Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета за № 362 от 20 ноября 1920 г.. Это Постановление гласило: если какая-либо епархия «вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе с Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях»; это «непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея». На этом основании 19 ноября/2 дек. 1920 г. местоблюститель константинопольского престола митрополит Дорофей благословил деятельность ВВЦУ под управлением митр. Антония (Храповицкого). Год спустя, после налаживания связей со всеми епархиями и духовенством, оказавшимися вне пределов большевицкой власти (на Дальнем Востоке, в США, на Святой Земле и др.) в Сремских Карловцах открылся I Всезарубежный Церковный Собор, образовавший Русскую Православную Церковь за границей.

+ + +

По истории Крыма см. также другие материалы:
Собор Крымских святых
Присоединение Крыма к России
День Черноморского флота
Символика и значение Крымской войны
Эвакуация Белой Армии из Крыма
Передача Крыма из состава РСФСР в состав УССР при праздновании 300-летия воссоединения Украины с Россией. Отмена этого решения как незаконного ВС РФ в 1992 г.
Объективная обусловленность выхода России из Большого договора и вступления в переговоры с Украиной о территориальной принадлежности Крыма. (Комитет "Севастополь-Крым-Россия", 2007)

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=25111705


 просмотров: 24494
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:


подполковник - Виктору2015-11-18
 
Вы правы, но частично: жиды - только инструмент. Основная причина - в нас самих, в нашем безбожии, массовой апостасии. Фактически, народ сам стал на путь превращения в жидов.

 
Игорь2012-11-11
 
В знак вечной памяти и благодарности русским патриотам и напоминания их потомкам об ответственности за свои действия или бездействия.... «....мы не в изгнании, мы в послании...» Два года назад исполнилось 90 лет с момента последнего Великого похода Русской эскадры, увозившей в неизвестность остатки побежденной, но не сдавшейся Белой гвардии под командованием Правителя Юга России и главнокомандующего Русской армией - барона П.Н. Врангеля. Тогда около 150 тысяч военных и гражданских лиц на военных кораблях, вспомогательных транспортах и торговых судах под Андреевским и трехцветным флагами Российской империи, при поддержке флота союзнической Франции, были вынуждены навсегда покинуть порты Крыма, занимаемые с боями регулярными войсками Красной армии. Со своей паствой уходило на чужбину и духовенство. Этим исходом заканчивалась долгая и кровопролитная Гражданская война с использованием враждующих боевых армий на европейской части России. Петр Николаевич Врангель в своих последних приказах и воззваниях по армии и флоту перед выходом эскадры в море заявлял: «... Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существует право и правда. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет.... Да ниспошлет Господь всем силы и разум одолеть и пережить русское лихолетье... Дальнейшие наши пути полны неизвестности ....». Очень жизненно и красочно изобразил этот трагический исход русских людей со своей Родины известный русский поэт, донской казак-белоэмигрант, покинувший Крым вместе с армией барона Врангеля, Николай Николаевич Туроверов – Уходили мы из Крыма Среди дыма и огня. Я с кормы, все время мимо, В своего стрелял коня. А он плыл изнемогая За высокою кормой, Все не веря, все не зная, Что прощается со мной. Сколько раз одной могилы Ожидали мы в бою... Конь все плыл, теряя силы, Веря в преданность мою. Мой денщик стрелял не мимо. Покраснела чуть вода... Уходящий берег Крыма Я запомнил навсегда. Перевороты 1917 года и Гражданская война, разрушившие вековую основу государственности России, повлекли за собой разрушительные последствия для судьбы русского народа и Русской Православной Церкви, которая оказалась расколота .... Только 17 мая 2007 года, в Москве, в Храме Христа Спасителя состоялось подписание долгожданного двустороннего Акта о каноническом общении Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. Это, безусловно, историческое событие наконец-то поставило точку в 80-летнем конфликте РПЦ и РПЦЗ, разобщенных Гражданской войной. К сожалению, трагедия великого народа не исчерпывается только рубежом 20-х годов прошлого столетия. Братоубийственная война еще долгое время продолжалась как в «красной» России, так и в среде белоэмигрантов, рассеянных по всему миру, включая суровые годы второй мировой войны и весь послевоенный период вплоть до развала СССР.... Не так явно, но все-таки, она продолжается и в наши непростые времена ..... Об этих страницах истории трудно вспоминать и говорить без боли в сердце, но иначе нельзя вырваться из плена прошлого, из проржавевших оков взаимной ненависти и недоверия. Слава Богу, что Россия прошла этот путь лихолетья и выстояла. А вот извлекли ли мы урок из нашей трагической истории? Иногда почему-то кажется, что нет, что все может опять повториться! Вот почему, пока не поздно, мы должны вспомнить те далекие события 90-летней давности и не дать им изгладиться из нашей памяти и из памяти наших детей и внуков. Мы не должны никогда забывать о реальности этой угрозы и делать все от нас зависящее, чтобы духовное согласие, верховенство права, закон и порядок царили во всех слоях нашего общества и на всех уровнях государственной власти. Нужно четко осознать, что невозможно построить прочное демократическое и правовое государство до тех пор, пока Церковь, Народ и Власть искренне и от всего сердца не покаются за грехи прошлого, без которого нет будущего - за голодоморы, расстрелы невинных, за лагеря и тюрьмы, за унижение человеческого достоинства, за жестокость и бессердечие ушедших в прошлое антинародных, антидуховных режимов, за братоубийство, за попрание морально-нравственных норм, традиций и вековых устоев Российской державы. Без этого всеобщего и глубоко осознанного Акта покаяния и примирения всех русских людей в России и за ее пределами не произойдет обновление душ и сердец россиян; не наступит консолидация общества вокруг фундаментальных человеческих ценностей и национальной идеи; не будут искоренены лицемерие, двойная мораль, вседозволенность. Только тогда наступит очищение от грехов прошлого и возрождение Великой России! Будем помнить, что у Бога нет непрощённых грехов, кроме нераскаянных! Послужим России!

 
Игорь2012-11-11
 
Над Родиной кровь, над Родиной дым, Склонюсь напоследок крестам золотым. Прощайте станица и Дон дорогой, Мой Первый Кубанский поход Ледяной. Над Родиной кровь, над Родиной дым, Время пришло умирать молодым. За веру отцов, за уклад вековой, За нашу свободу вступили мы в бой. Над Родиной кровь, над Родиной дым, От горя и ужасов стал я седым. Мой верный товарищ, мой конь вороной, Поет панихиду нам крымский прибой. Над Родиной кровь, над Родиной дым. Не станет чужбина мне домом родным. Андреевский флаг за высокой кормой. Последний патрон … леденящий покой

 
Игорь2012-11-11
 
Раскинулся ты белою стеной, Возвысившись над морем, как Акрополь! Российской славы доблестный герой, Величественный город Севастополь!

 
Димитрий2011-11-16
 
Чрезвычайно грустно и испытываешь чувство глубокого сожаления от того, что мы потеряли, какую великую страну мы потеряли, которая камешек за камешком строилась в великое и могущественное здание на протяжении 1000 летия и которое обрушилось внезапно погребя под собой почти всё самое лучшее. Какая высота и красота даже в этих описаниях страданий русской армии. НО...!!! Размышляя над этим всегда этому сопутствует мыль, что всё это произошло ведь не без Промысла Божия... Господь попустил всё это. А это сразу наводит совсем на другие мысли. И то, что самые выдающиеся образованнейшие люди оказавшиеся на турецком берегу испили чашу унижений до дна(бывший член государственного совета пас коров... Жены офицеров становились прачками, нанимались прислугой), тоже о многом говорит в смысле испытаний попущенных Богом.

 


Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.