Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Календарь «Святая Русь»

Повешен в СССР белый генерал Григорий Михайлович Семенов, Забайкальский атаман


30.08.1946. – Повешен в СССР белый генерал Григорий Михайлович Семенов, Забайкальский атаман

 

Атаман Семенов

Григорий Михайлович Семенов (13.09.1890-30.08.1946) – один из возглавителей Белой борьбы на Дальнем Востоке. Родился в Забайкалье в казачьей офицерской семье (бабушка с материнской стороны была бурятка). Получив домашнее образование, в 1911 г. окончил казачье военное училище в Оренбурге в чине хорунжего с назначением на службу на границе с Монголией. Как владеющий местными языками (бурятским, монгольским, калмыцким) был послан в Монголию для производства маршрутной съемки. По окончании этой работы был оставлен в казачьей сотне, охранявшей российское консульство в Урге. Там Семенов близко сошелся с видными монгольскими деятелями. У Семенова учился военному делу кандидат в военные министры Монголии. По просьбе монголов, Семенов перевел на монгольский язык Устав казачьей строевой службы. С отделением Монголии от Китая, в декабре 1911 г. с взводом казаков взял под охрану китайского резидента, которому угрожала расправа от монгольской толпы, доставил его в российское консульство. В то же время Семенов лично разоружил китайский гарнизон Урги, чтобы не вызвать кровопролития между китайцами и монголами.

Во время Первой мiровой войны участвовал в боевых действиях в Польше, Восточной Прусии, на Карпатах, в Румынии, Бессарабии, на Кавказе, в Персии, прославившись дерзкими атаками и рейдами, спасавшими положение и обезпечившими общий успех русских войск. Он был награждён орденом св. Георгия 4-й степени (за то, что отбил захваченное неприятелем знамя своего полка и обоз Уссурийской бригады) и Георгиевским оружием (за то, что во главе казачьего разъезда первым ворвался в занятый немцами город Млава).

Командиром полка, в котором служил Семенов, был барон П.Н. Врангель, который в своих воспоминаниях дал своему подчиненному Семенову такую характеристику (быть может, что-то уже домысливая задним числом):

«Семёнов, природный забайкальский казак, плотный коренастый брюнет, с несколько бурятским типом лица, ко времени принятия мною полка, состоял полковым адъютантом и в этой должности прослужил при мне месяца четыре, после чего был назначен командиром сотни. Бойкий, толковый, с характерной казацкой смёткой, отличный строевик, храбрый, особенно на глазах начальства, он умел быть весьма популярным среди казаков и офицеров. Отрицательными свойствами его были значительная склонность к интриге и неразборчивость в средствах для достижения цели. Неглупому и ловкому Семенову не хватало ни образования (он кончил с трудом военное училище), ни широкого кругозора и я никогда не мог понять каким образом мог он выдвинуться впоследствии на первый план гражданской войны…».

Думается, однако, что образование и широкий кругозор в такой войне не самые важные качества. Причиной выдвижения Семенова в гражданской войне на Дальнем Востоке была его храбрость, настойчивая наступательная инициативность, практичность, знание местных языков, обширные политические связи и уж потом "неразборчивость в средствах". Далее мы увидим, что у него была и определенная разборчивость в выборе иностранных союзников Белого дела – именно с практической местной точки зрения...

Февральская революция застала Семенова на Персидском фронте командиром полка. Будучи монархистом, Семенов осудил свержение монархии, но шла война, и он считал своим долгом оставаться в армии, борясь с пораженческой пропагандой. Благодаря усилиям Семенова полк его сохранил дисциплину вопреки разрушительному "приказу № 1". Семенов даже заявил, что при отказе Временного правительства вернуть армии дисциплину, необходимо свергнуть его, но это предложение не нашло поддержки.

В мае 1917 г. Семенов подает рапорт о своем желании сформировать воинские части из монголов и бурят и привести их на фронт, чтобы «пробудить совесть русского солдата, у которого живым укором были бы эти инородцы, сражающиеся за русское дело». Временное правительство командирует Семенова в Забайкалье, назначает военным комиссаром Дальнего Востока, включая КВЖД. В конце августа Семенов поддержал выступление Корнилова, из-за чего Керенский приказал Семенову «вернуться в свою часть на фронт»; Семенов отказался, понимая, что это арест. В конце сентября 1917 г. есаул Семенов начал набор добровольцев как бурят и монгол, так и русских. Условием принятия в полк был отказ от революционных взглядов, а задачи полка Семеновым в условиях нараставшего хаоса уже замышлялись совсем иные: противостояние большевикам, шедшим к власти.

После Октябрьского переворота Семенов продолжил формирование полка, беря для этого деньги уже у Совдепа. То есть обманывая большевиков, поскольку он сразу же начал партизанскую борьбу против них в Забайкалье, в декабре провозгласил открытое восстание и установил контроль над станциями Даурия и Маньчжурия, разоружив местные пробольшевицки настроенные гарнизоны. Но пришлось отойти в Маньчжурию, где он малым отрядом подавил большевицкий гарнизон Харбина из 1500 человек, казнив главу большевицкого ревкома.

Из всех тогдашних возглавителей антибольшевицкой борьбы в Сибири Семенов выделялся независимостью от политики Антанты, и так как японцы соперничали с США в своих планах эксплуатации Дальнего Востока, местный вождь Семенов оказался для них наиболее подходящей политической фигурой. Поскольку японцы оказали политическую поддержку Семенову, росли слухи о его могучей армии, большевики объявили "Семеновский фронт", на волне этих слухов к Семенову стали отовсюду стекаться добровольцы, хотя "армия" его была крохотной. К началу января 1918 г. в его отряде было около 600 казаков, в середине января 1918 г. присоединился сербский отряд из 300 человек, передавший ему дополнительное вооружение.

Отношения Семенова с китайскими властями были сложными. С одной стороны, он отразил их попытки арестовать его, с другой стороны – предотвратил прорыв большевиков в Китай, разбив их на станции Борзя и захватив у них много военного снаряжения. Несмотря на отсутствие поддержки генерала Д.Л. Хорвата (управляющего КВЖД от имени России в Маньчжурии), к маю 1918 г. войска Семенова насчитывали около 7 тысяч бойцов: 3 конных полка, 2 пехотных, 2 офицерские роты, 14 орудий, 4 бронепоезда. Части формировались им в целях большей сплоченности и соревновательности по национальному принципу – отдельные части из русских, бурят, монгол, сербов, китайцев.

Уже в апреле 1918 г. он вновь совершил рейд против красных более чем на 200 верст в Забайкалье и подошел к Чите. Одновременно началось восстание забайкальского казачества против большевиков. Бои продолжались до июля, благодаря этому Семенов оттянул на себя большую часть красных войск в Сибири, чем обезпечил выступление в конце мая и успешное продвижение на запад Чехословацкого корпуса. 23 июня в Омске установилась власть Временного Сибирского правительства, которую Семенов признал, сохраняя однако самостоятельность во всех решениях, поскольку имел поддержку японцев, и неприязненно относился к Антанте, чье задание выполняли чехословаки – двигаться на фронт против немцев. Семенов не без оснований подозревал также, что большевики пользуются скрытой поддержкой из США, тогда как японцы были заинтересованы в создании зависимой от них антибольшевицкой русской республики на Дальнем Востоке, и это было предпочтительнее. В конце августа Семенов занял Читу и при помощи японцев установил контроль над всем Забайкальем.

Между тем авторитет Семенова в сибирском казачестве был неоспорим. Весной 1918 г. на Совещании Старших Начальников в Забайкалье Семенов был избран атаманом. Осенью на Войсковых Кругах он был избран Походным Атаманом Амурского и Уссурийского казачеств, Войсковым и Походным Атаманом Забайкальского казачьего войска.

Этот авторитет, полномочия полновластного забайкальского хозяина и недоверие к Антанте, как и честолюбие, помешали Семенову наладить должные отношения с адмиралом А.В. Колчаком. После установления 18 ноября 1918 г. власти Колчака как Верховного правителя и Главнокомандующего всеми белыми армиями Семенов отказался подчиниться Колчаку и выдвинул своего кандидата – атамана оренбургских казаков А.И. Дутова. Дутов пытался примирить их, но поначалу безрезультатно. Семенов был отрешен Колчаком от всех должностей и предан суду за неповиновение и якобы конфискацию военных грузов. Но примирение было все же достигнуто в начале 1919 г., когда выяснилось, что грузы он не конфисковывал. Семенов признал власть Верховного Правителя, был восстановлен им в правах, произведен в генерал-лейтенанты, утвержден в звании Походного Атамана Дальневосточных Казачьих войск и назначен Командующим войсками Читинского Военного округа.

В октябре 1919 г. Семенов был назначен военным губернатором Забайкальской области и помощником Главнокомандующего вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского Военного округа. На подконтрольных территориях Семенов установил военную диктатуру с реставрацией дофевральских порядков (в частности, возвращал прежним собственниками конфискованные земли и предприятия). Задачей Белого движения считал спасение русской государственности путем восстановления в России власти династии Романовых – и это была еще одна причина разногласий с подконтрольными Антанте белыми вождями, которые не могли провозгласить эту цель так же открыто.

Когда в ходе отступления белых чехословаки задержали Колчака, пытавшегося помешать их ограблению Белой армии, Семенов направил для его освобождения 2 полка пехоты и 3 бронепоезда, но их предательски разоружили восставшие эсеры, действовашие уже на стороне красных. 27 декабря 1919 г. Семенов открыто обвинил представителя Антанты генерала Жанена в поддержке большевиков и вызвал его на дуэль, Жанен отмолчался. Семенов пригрозил атакой на чехословацкий поезд в случае невыдачи ими Колчака, но возможностей для этого уже не оставалось. По решению Антанты, власть была передана 6 января 1920 г. Иркутскому большевицко-левоэсеровскому Политцентру, которому Жанен выдал и адмирала Колчака. 7 февраля 1920 г. Колчак был расстрелян Иркутским ревкомом.

Последним указом адмирала Колчака от 4 января 1920 г. Семенову была передана вся полнота военной и гражданской власти как Верховного Правителя Сибири. Это говорит о том, что при всех разногласиях с Семеновым Колчак считал его взгляды и политику наиболее подходящими для Белого дела в Сибири. С отходом в Забайкалье в результате Ледяного похода остатков армии генерала В.О. Каппеля (около 20 тысяч изможденных и больных бойцов) Семенов объединил командование над ними и своими войсками. Но наступление красных при попустительстве Антанты, заключившей с ними тайный союз, было неудержимо. В европейской части России последний оплот белых был подавлен в Крыму. В ноябре того же 1920 г. и войска Семенова потерпели окончательное поражение в Забайкалье и отступили в нейтральную зону на границе Китая и Приморья.

Политическая стратегия продолжения Белой борьбы теперь заключалась в попытке создания хотя бы осколка Русской государственности на Дальнем Востоке. Следует отметить, что в ходе отступления белых из Сибири Семенову досталась часть золотого запаса Российской империи, захваченного белыми в Казани. Деньги придавали Семенову уверенность в выполнимости этой задачи и не в последнюю очередь поэтому японцы поддерживали его оружием и на этом этапе: оно щедро оплачивалось. После образования "буферной" Дальневосточной республики в апреле 1920 г. Семенов вступил с этой целью в переговоры с Приморским Правительством об объединении Забайкалья с Приморьем, но Приморье не желало конфликтовать с советским правительством и фактически контролировалось им. (Поэтому соратник Семенова барон Унгерн считал более реальной для сбора сил и продолжения борьбы территорию Монголии.)

Из Китая Семенов продолжал попытки участвовать в событиях 1921–1922 гг. в Приморье в опоре на японскую поддержку. Он стал одним из инициаторов антисоветского переворота в мае 1921 г. во Владивостоке, но утвердиться у власти ему не удалось. Слишком тесные связи Семенова с японцами и строптивость не способствовали его авторитету и давали козыри конкурентам.

Летом 1921 г. Семенов ищет возможность для перевода своих сил в Монголию для соединения с Унгерном, но это можно было только с боями, на что сил не имелось. 24 сентября 1921 г. он уехал в Шанхай, где перешел на нелегальное существование, так как китайские власти хотели его арестовать как соратника Унгерна, действовавшего против китайцев в Монголии. Наступили трудные времена... Япония отказалась принять Семенова. На него было организовано большевиками несколько покушений. Его попытки в поездках по мiру организовать антибольшевицкий "Интернационал" успехом не увенчались. В Канаде и США он подвергся судебному разбирательству за якобы проводившиеся расстрелы американских солдат. Выяснилось, что расстреляны были американцы, перешедшие к красным; к счастью, на этом дело закрыли.

После восстановления монархической Белой власти в Приморье 26 мая 1922 г. Семенов вернулся в Китай, пытаясь также участвовать в русской политической жизни во Владивостоке, но неудачно – опять-таки из-за личных претензий на власть. Этот последний полугодовой период Белой борьбы на Дальнем Востоке проходил уже под безспорным авторитетом Правителя края генерала М.К. Дитерихса, утвержденного Приамурским Земским Собором.

Живя затем в Корее, Китае, Японии (с 1925 г. японцы разрешили проживание без занятия политикой), Семенов не прекращал борьбы с большевицким режимом, но опять-таки не проявляя готовности активно влиться в общеэмигрантскую деятельность Русского Обще-Воинского Союза, а развивая свои прежние планы создания на территории советского Забайкалья и Приморья самостоятельного Русского государства под протекторатом Японии; одно время он надеялся на сорудничество с Чанкайши, подавившим коммунистическую революцию в Китае.

Эти надежды оживились после оккупации Маньчжурии японцами в 1932 г., с которыми большая часть русской эмиграции связывала надежды на создание государства Маньчжу-диго при русском участии (провозглашено 1 марта 1932 г.). Главные деятели эмиграции – Семенов, Дитерихс (руководитель Дальневосточного отдела РОВСа), Хорват – выразили поддержку японского правительства, которое вскоре вступило в "Антикоминтерновский пакт". Семенов был вызван к начальнику 2-го отдела штаба Квантунской армии полковнику Исимуре, который предложил атаману готовить вооруженные силы из русских эмигрантов на случай возможной войны против СССР. При участии Семенова было создано "Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ)" – тогда на основе КВЖД там возникло подобие русского государства, но после войны оно было раздавлено китайскими коммунистами. Атаман Семенов написал мемуары "О себе. Воспоминания, мысли и выводы" (1938).

В сентябре 1945 г. он был захвачен СМЕРШем в Маньчжурии и по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР повешен как «враг советского народа и активный пособник японских агрессоров». Его дети также были репрессированы: сын Вячеслав и дочери Татьяна, Елизавета и Елена получили по 25 лет лагерей, сын Михаил был убит при этапировании. В 1994 г. в отношении Г.М. Семенова Военная коллегия Верховного Суда РФ пересматривала уголовное дело: приговор оставлен в силе, а подсудимый признан не подлежащим реабилитации, как и его казненные соратники.

Фотография из документов следствия

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=25083010


 просмотров: 26245
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:


сергей2017-02-13
 
вы спросите мнение родственников тех кого он убивал

 
круглов юрий2016-10-23
 
слава древним богам ,что большевизм канул,идай боже,чтобы его время больше никогда не пришло.Слава героям России!

 
Тихонов Эдуард2016-03-16
 
Я считаю что атаман Семёнов - героическая личность, родившись в семье простого забайкальского казака, он дошел до генерал-лейтенанта, это ли не подвиг.... По поводу реабилитации, вопрос давно муссируется, что-то отменили, но в общем ещё не реабилитировали... С его реабилитацией возможно и закончится та кровопролитная гражданская война, которая была развязана на территории нашей матушки России...и пока будут оставаться такие вот нерешенные вопросы, мы будем делиться на белых и красных...конечно же давно пора поставить одну жирную точку и в лице атамана реабилитировать всех сынов России, которые по своему понимали что такое Родина и как могли её защищали... Что касается поиска своих предков, то нужно обратиться в архив Заб.края, а в интернете поискать списки БРЭМа и почитать сайт ПРЕДЫСТОРИЯ, там очень много материала о казаках Дальнего Востока... И ещё делая запросы в архив ГАЗК,ГААО, прочитав очень много литературы и материалов в интернете, я тоже сделал небольшое открытие, которое подтверждает моё родство с атаманом Семёновым - мой прадед, амурский казак Тихонов Николай Иванович приходится троюродным братом по материнской линии...

 
Нэля2015-06-04
 
Я хочу больше узнать о своём дяде Семёнове Г М и о его сёстрах и братьях. Спасибо за ответное сообщение.

 
Евгений2015-04-28
 
из моих родственников было два двоюродных брата оба имели полный бант Георгиевских крестов за 1-ю мировую войну но так вышло что в гражданскую войну они воевали друг против друга и после Гр войны оказались по обе сторны Аргуни . И после 1945 года тот который был за Семенова вернулся в РСФСР и после отсидки в зонах и лагерях вернулся на родину и был такой случай встретились два брата два казака белый и красный за одним столом где слово за слово встали из-за стола набили друг -другу морду и опять сели за стол . Может быть возможно примирение белых и красных

 


Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.